Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:15 

Подарки из заброшки, голые мужики и голодные грёзы

Чем выше цель - тем круче паденье
Да, очень верно подметил Странник, что распаковывать коробки и сундуки в заброшенном доме - это как открывать подарки на Новый Год. Никогда не знаешь, какие приятности или странности ждут тебя внутри. И какой азарт!
Да, ваша любимая росомаха снова сунула любопыный нос в свою фаворитную заброшку. И нашла там ещё больше интересного, чем в прошлый раз.
И самой замечательной находкой оказался невзрачный пакет, под завязку набитый старыми односторонними открытками. Открытками! Я стояла посреди комнаты со сломанным (мною же) фортепиано и перебирала открытки, сортируя их по принципу "возьму/не возьму". В итоге я взяла все открытки с животными, несколько особо красивых новогодних открыток, набор с птицами. Мне даже попалась открытка с собольком. А вот открытку с моржами я не взяла. Она мне не понравилась.
А пол густо усеяли не подошедшие мне открытки: скучно-праздничные, противно-коммунистические, пресно-школьные. Часть из них так и осталась лежать на полу, а часть опустилась на красивейший резной стул, похожий на трон, брата-близнеца которого я утащила отсюда ещё два года назад.
Помимо открыток я взяла себе любопытный пугач-револьвер, пару комиксов с Бамси, плёнку для звукозаписи (для Странника), игрушку - радужную пружинку и набор бритвенных лезвий.

Поход в заброшку удался на славу!
Пару коробок я оставила нетронутыми, для Странника, как он и просил.

Ещё вчера была на заливе. Первый раз в этом году брела своим любимым маршрутом. Хотела собрать чаечьих перьев для Сальпики, но все они были очень грязные и потрёпанные.
Небо было прекрасно как всегда, а вода зелена и вонюча. Как всегда.
Но некоторые люди даже купались.
А другие люди, сверкая загорелыми ягодицами, играли в мяч. Голышом. Нудистский пляж, что с него взять. Росомахе совсем неинтересно лицезреть всё это.

А вообще, чувствую себя довольно лениво. Сижу, мало пишу, вяло рисую. Лень одеваться, лень вставать, лень есть, лень спать.
Славушку так и не починили, а то каталась бы до Сестрорецка и до карьера. И в КФС бы съездила. Соскучилась по курочке. Такой сочной хрустящей курочке, с остринкой, в соусе барбекю..... урррррмррр....

@музыка: Пинк Флойд

@настроение: голодное

@темы: еда, жизнь, заброшка, залив, росомаха

19:16 

Няня-Варра и письмо издалека

Чем выше цель - тем круче паденье
Вчера росомаха была няней. Меня попросили присмотреть за детёнышем, посидеть целый день с девочкой шести лет. Я не отказалась, посчитав, что это хороший опыт, да и всё равно мне делать нечего.
Всё прошло замечательно, маленькая Белла вела себя очень хорошо, мы смотрели мульики, рисовали и играли.

Сентябрь так красив, так хорош, так свеж и волшебен. И гнездо моё как по волшебству стало в разы уютнее с наступлением осени. Я расклеила по стенам распечатанные макрофотографии с Изорей, повесила над кроватью нашу со Странником трофейную блесну, надела длинный вязаный свитер и шерстяные носки, заварила чай со смородиновыми листами... И греюсь, наслаждаюсь уютом, обнимаю кошек.

От Кометы пришла открытка. И не откуда-нибудь, а из Монтенегро! Хотя сама Комета живёт в Петербурге.
И верно - на открытке Черногорская марка, соответствующий адрес и красоты этого самого Монтенегро. Как приятно осознавать, что кто-то, отдыхая в другой стране, вспомнил о тебе, купил открытку, подписал её, вспомнил твой адрес, пошёл на почту и отправил письмо в далёкую родную Россию, маленькой росомахе, будто угадав её тоску по бумажным письмам. Такое тёплое чувство разлилось по нутру, будто медовое молоко. Комета просто чудо, просто золото. Очень тронула.

@настроение: сонное

@темы: друзья, осень, почта

17:55 

Вороны

Чем выше цель - тем круче паденье
- Кр-р-ра! Кр-р-ра! - кричали вóроны, кружась над Белыми Болотами. Возвещали ли они о своём присутствии, либо просто переговаривались - маленькой росомахе было не вполне понятно. Но, тем не менее, она захотела обратить на себя их внимание.
- Кра-кра! - тявкнула она. Но ответом была лишь тишина.
- Кра-кра-кра! - не сдавалась росомаха. А потом обратилась к своему отцу, сидящему на пенёчке. - Папа, кажется, они не хотят со мной знакомиться.

Отец маленькой росомахи - большая седая росомаха с косматой головой - задумчиво улыбнулся себе в усы и ответил, подражая хриплому вороновому карканью:
- Потому что ты девочка! А мы - ВÓРОНЫ! Девчонок не принимаем!

Маленькая росомаха весело засмеялась и отправилась дальше собирать грибы.

19:37 

Осень, Странник, змеиное мясо и заброшенный дом

Чем выше цель - тем круче паденье
А Осень, Осень-то уже на пороге. Стоит, отряхивает первую листву со своей рыже-золотой шкуры, вздыхает притворно-горестно, плачет слезами ностальгии, роняя на землю тоскливые капельки серого дождя. И вот уже где-то слышится перебор клавиш пианино, робко и несмело. Репетиционные попытки.
Осень топчется, переминается с лапы на лапу, всем своим видом торопит Лето поскорее уйти, уступить ей пост, позволить наконец дохнуть на мир меланхолией. Вот уж и крошка-мирт роняет свою миниатюрную листву. Но ему не стоит бояться похолодания. Он – деревце домашнее, и его непременно заберут в тёплую нору, поставят на окно и будут всю зиму любоваться причудливо-маленьким растением, вспоминая о тёплом лете и буйстве пышных крон больших дубов, тополей, берёз, клёнов, осин, черёмух…

«Как приятно нынче за окном –
Пасмурно, прохладно и свежо.
Выйду в поле – станет хорошо,
После поля в лес пойду потом…»

Я люблю осень. Осенью и гнездо уютнее, и плед мягче, и чай горячее.

После того, как я приехала из Луги в Белоостров, мне наконец-то удалось свидеться со своим названным братом – Странником. Он приехал на утренней электричке, вылез из вагона, экипированный от носа до хвоста, и с преогромным рюкзаком, в котором запросто могла бы разместиться росомаха! Одним словом – впечатлил. Было выпито несчётное количество литров чая, рассказано огромное количество шуток и баек, съедена не одна курица, найдено грибов на хорошее жаркое… Я будто бы снова вернулась в то беззаботное и счастливое время, когда живёшь моментом и дышишь приключениями.

А приключений было много, всех и не опишешь.

Кто-то боится змей, кто-то к ним равнодушен, кто-то ассоциирует их с собой. Или себя с ними. Так или иначе, есть у меня одна подруга. И говаривала как-то эта подруга… да-да, то был далёкий солнечный день, пыльные дворы, торжествующая сныть под окнами. И говаривала она в тот день, что хотела бы попробовать на вкус змею, поскольку очень любит их. Помню, мы с ней тогда над этим смеялись.
Гадючку мы со Странником изловили в лесу, на рвах. На моих Белых Болотах. Действовали как слаженная команда – я загонщик, Странник – атакующий. И вот уже в моих лапах извивается обезглавленное тело с чёрным зигзагообразным узором по всей длине. Оно обнимает моё запястье, хлещет хвостом по предплечью, упруго гнётся в безжалостной хватке росомашьих сгрызенных когтей. Странник шествует сзади, торжественно неся чёрную ядовитую голову.
Старый ДОТ в лесу, его и не разглядишь из-за деревьев. Но росомаха знает к нему путь. Именно там и был разведён наш скромный костерочек, возле этого ДОТа. Пока Странник таскал дрова, я принялась за нашу добычу. Освежевать змею было несложно – шкура как по маслу отошла от тушки. Но – какой неприятный сюрприз! – в гадюке оказалось ничтожно мало мяса! Как в какой-то замученной вяленной рыбёшке! Зато я нашла в брюхе нашей жертвы её жертву – небольшую лягушонку. Но она не спасла наш обед.
Тем не менее, мясцо я худо-бедно зажарила, насадив на палку. Странник откусил кусочек, но больше что-то не захотел. Предпочёл тушёнку. А я обглодала все косточки, насколько это было возможно. Весьма недурно на вкус, но мяса мало. Я-то думала, что внутри у змеи такие сочные котлетки. Какое разочарование. Но очень полезный опыт. Шкуру и голову я забрала себе, не забыв попросить прощения у Змеиного Бога за такое наглое пожирание его дитяти.

В другой день я привела Странника на железнодорожный мост, внутри которого мы с Соболем когда-то оставили послания на куньем языке и рисунки. Теперь там красуются свежие письмена.

Потом ещё была целая эпопея по снятию чьей-то блесны с ветки над старицей. Мы долго мучались, но всё-таки достали! Спасибо Страннику!

Ещё мы были в Миролапье, но это долго объяснять.

И какой-то мужик прогнал нас с водонапорной башни, хотя мы даже не успели на неё влезть. Мы просто влезли на будочку, разговаривая при этом на самые обычные темы, когда это чудовище отрезало нам дорогу к отступлению с криками: «Здесь всё моё! Я работник всего этого!». Но мы сумели улизнуть.

А последним нашим приключением стало проникновение в заброшенный дом. Я ещё давно обещала Страннику экскурсию туда. Ох, сколько мы набрали всякого барахла! Ну, Странник набрал. А я ограничилась молоточками, зверски вырванными из несчастного расстроенного фортепиано, тысячерублёвой купюрой 1995 года, позолоченной визитницей и перьевой ручкой. Ещё, пока Странник копался в коробках, я зачем-то намазала холодильник вазелином и нарисовала свой портрет на стене старой губной помадой. А у моего братца было такое выражение лица, будто он нашёл не старый заваленный хламом дом, а целую сокровищницу с дублонами, пиастрами, золотыми кубками и скелетами попугаев. Хотя, у меня было такое же выражение морды, ибо я тоже очень люблю порыться в барахле, отыскивая самоцветы среди вековой пыли. Это был день хороших находок. Да-да, ведь в этот же самый день я нашла прямо на дороге старинную монету! 5 пенни 1911 года. О как!

Ах, я ошиблась. То было не самое последнее наше приключение. Напоследок, уже на станции, мы потянули за противовес на столбе, который крепился к проводам. Груз поддался, и довольные мы пошли на вокзал с чувством выполненного долга.

Это были весёлые деньки последних эпизодов этого лета.

Совсем скоро детишки пойдут в школу, а росомаха продолжит валяться на диване, пить чай, собирать гербарий, гулять в лесу и спать до полудня. МВХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!!!!!!!!!!!….. в смысле… я хотела сказать... Удачи всем в новом учебном году, дорогие друзья.

@музыка: Пианино

@настроение: осеннее

@темы: Белоостров, Странник, жизнь, приключения, росомаха

00:30 

Луга: кладбище, лисья голова и лесные звериные радости

Чем выше цель - тем круче паденье
Луга, Луга – Родина моего отца, его матери и матери её матери. Последнее пристанище моей бабушки и деда моего. Дом моих сестёр, тёть, брата и двоюродной бабушки.
В хорошую добрую традицию превратились наши с папой ежегодные путешествия в Лугу, кажется, будто сам вокзал радостно приветствует нас густыми гудками, металлическим стуком тяжёлых составов, раздражённым криком грачей и галок, запахом пыли и нагретого асфальта. И мы с удовольствием и ностальгией окунулись в наш старый полузабытый мир с нотками прежней жизни.
В первый же день мы отправились на кладбище, навестить родных, а заодно и прогуляться. Я люблю гулять по кладбищам, если честно. Читать надписи на надгробных камнях, размышлять о чужих судьбах, находить интересные эпитафии и завораживающих людей на фотографиях, осознавая, что они больше никогда не будут ходить по этой земле. И при этом снова напитываться меланхолией и тоской.
На следующий день была запланирована большая поездка в Изори, и она таки состоялась, хотя были опасения. Это было потрясающе прекрасно!
Сама деревня, понятное дело, уже не та, что прежде, уже совсем другая, больше похожая на садоводство. Я понимала, что чувствовал папа, глядя на это безобразие. И изо всех сил пыталась представить по рассказам папы, как тут было раньше.
Недолго мы были в самой деревне, только прошлись просёлком, поглядели дома, сфотографировались на фоне той самой старой электростанции, в которой вся деревня жила после того, как их дома сожгли враги.

Ну а потом мы с отцом свернули в лес. И это была самая лучшая часть дня. Росомаха носилась по бору как угорелая, пугала желн, собирала грибы, радостно пофыркивала, валялась во мхах, крушила сухие деревья, а папа ковылял следом, опираясь на фамильную трость. Но когда я с восторженным визгом бросилась к полуразложившейся лисьей голове, одиноко лежащей на тропинке, папа не выдержал и вздохнул:

- Ну ты же не собираешься подбирать её?

- Паааааап… - росомаха состроила грустную мордочку, ковыряя черепушку палкой.

- Да ну брось! Это же падаль! Оно воняет!

- Паааа, ну хоть клыыыкиииии….

В итоге лисья голова осталась в Изорях. Я только спрятала её подальше, чтобы она никому другому не досталась. Такая классная голова! Такие клыки!

Но взамен я нашла хорошее маховое перо ястреба. Очень красивое. И гнездо птичье с яйцами. По всей видимости, тухлыми. Я их не тронула. Но находка интересная.

Долго блуждали мы меж мхов и болот, мимо заросших озёр и свежих ключей, бьющих из-под земли. Я достала папу своими восторгами по поводу удивительных зелёных лягушек, виденных мною в прозрачной озёрной водице.

И вот мы вышли к странному месту. Это был пионерский лагерь. Когда-то. Теперь же это была куча погорелых руин. Растерзанные кирпичи, осыпавшиеся стены, с трудом сохранившиеся рисунки на едва угадывающихся лестничных пролётах. Там было много корпусов. И больша-а-а-а-я помойка вокруг.

Мы, конечно, поспешили убраться оттуда подальше, под сень доброго и родного леса. Но зашли мы на территорию лагеря не зря: я залезла в яму и спасла из неё несчастную жабку да ворох лягух, по неосторожности туда прыгнувших. Этим я осталась довольна.
Вскоре мы ушли из леса и направились к озеру. Посидели там немного, погрызли сушки, да решили возвращаться на остановку. Долго ли коротко ли, но остановки мы достигли таки. До автобуса было ещё далеко, и росомаха решила не отсиживать хвост на твёрдой скамейке, а пойти в поле и улечься на солому. Что, собственно, она и сделала. Долго потом папа ворчал, отряхивая мою накидку от прицепившейся соломы.

На третий день мы просто побродили по городу. Зашли в главный собор, вышли к реке и пошатались по улицам. Вечером заглянули на огонёк к моей тёте, папиной кузине. Нас угостили вкуууууууусными шпикачками на гриле.

Вот уже в который раз я приезжаю к своей Лужской родне, и вроде всё хорошо, все добры и вежливы. Но я не чувствую их душевности, душевного тепла по отношению конкретно ко мне. Конечно, мне это может только казаться. Но ощущение довольно стойкое. Хотя, быть может, это потому, что они меня не так уж и хорошо знают? Или же я просто ошибаюсь… Не знаю даже.

О, кстати, я же сделала себе татуировку. Фрагмент последнего рисунка Соболя, характерно стилизованная кунья мордочка. На лапе сделала.
И ощущения при нанесении тату такие странные. Не больно, просто не очень приятно. Но совсем не больно. Будто ножом режут и всё. Интересно довольно-таки.


Пока что это всё.

@настроение: подавленное

@темы: семья, путешествия, природа, приключения, живность, Соболь, Луга

20:19 

Папа, дача и цветы

Чем выше цель - тем круче паденье
Папа приезжал на два дня к нам в гости в Белоостров. Но мы мало гуляли. Было дождливо, хотя смеющееся Солнце не мешало дождю щедро питать землю, небрежно постукивая по нежным лепесткам петуний и бегоний. Выцветшая плитка, из которой выложена наша дорожка, некогда имела насыщенный розовый цвет. Розовые плитки чередовались с белыми, извивая получившуюся тропинку до самого хозблока. Теперь же издалека и не отличишь, какие из полинявших плиток были розовыми, а какие – белыми. Сейчас они примерно одинакового сероватого цвета. Но в ненастье, когда дождь танцует чечётку на нашей дорожке, плитки будто вспоминают свою молодость и расцветают: одни из них становятся тёмно-мокро-розовыми, а другие сыро-серыми, возвращая былой контраст.

Мы с отцом сходили к правлению, где недавно меня чуть не заперли в библиотеке, когда я набирала себе книг. Никто не заметил маленькую росомаху, и председательница думала, что библиотека пуста. Лишь услышав отчаянный стук изнутри, она спохватилась и отперла дверь.
Но в этот раз мы с папой не пошли в библиотеку, а остановились почитать развешенные при входе газеты о Белоострове. Меня огорошила новость, что на Большой Камень на реке, оказывается, на самом деле называется Казак-камнем. Казак-камень. Глупое название, на мой взгляд.
В той же газетёнке мы вычитали и про наш ДОТ. И, конечно же, решили его навестить. Нет, не ждите эпических историй о падении на арматуру и страшных затопленных подземельях. Наш ДОТ уже вдоль и поперёк был излазан мною в мои юные годы. Поэтому мы с папой просто подошли к нему, попили воды из колонки, полакомились орехами, сорванными с лещины, и пошли домой. На этом наши ленивые приключения закончились. Но на днях мы планируем поездку в Лугу, так что возможно, будет о чём рассказать.

А сегодня мы с моей старинной подругой впервые в этом году выбрались куда-то вместе. А именно: в цветочный магазин. Ряды изумительно-зелёных растений в горшочках так и манили заглянуть, пощупать, понюхать, насладиться таким многообразием садовых цветов и хвойников. Целый дачный участок заполонён этими горшками. Тут и розы, и туи, и вереск, и чабрец, и эхинацея, и бархатцы… Уф… Но мы взяли одну розочку тёмного цвета и бордовый лилейник. Долго выбирали, но выбором остались довольны. Приятно потом было идти вместе улочками любимого Валкеасаари, нести в лапах горшки с прелестными цветами, непринуждённо беседуя, вспоминая былые взлёты и падения. Было в этом что-то… живое.

Но это лето такое странное. Такое страшное. Впервые у меня такое лето. Вокруг меня произошло уже столько смертей, что невольно возникает вопрос: «А кто же следующий?».
На этой печальной ноте заканчиваю вещание на сегодня.

@темы: жизнь, росомаха, приключения, лето, семья

02:51 

Звёзды и травы.

Чем выше цель - тем круче паденье
Глубокий обсидиановый небосвод, украшенный мелкой россыпью искристых звёзд, словно самоцветы блещут они в сырой тишине. Пахнет травами и цветами, речной свежестью, пропитавшей воздух. И темнота кругом, густая августовская ночь. И как же ярки, как пронзительны милые звёзды в это домашнее чаепительное время. Давно я не выбиралась в лес глухой ночью. И сегодня мне это не удалось, уж слишком был ароматен чай. Наверное, росомаха стареет. Мало во мне осталось былого запала. А сейчас и вовсе тлею выброшенным из камина углём.
Я стояла под небом, ожидая звездопада, запрокинув голову, утопая в необъятном небе. Тюша составил мне компанию, а потом я позвала и маму, хотела, чтобы она тоже увидела, как падают звёзды.
Красиво летели они по ночному небу, разрезая пространство, оставляли за собой огненные следы. Одна была особенно яркой. Она вспыхнула в центре небосвода как спичка, и пролетела, дымясь. Мне даже на секунду почудилось, что я вот-вот должна буду уловить запах гари. Но я ничего не почуяла кроме сладкого разнотравья, смоченного ночью.
Обрадованная зрелищем мама пошла в дом, а я ещё постояла, окружённая тишиной сада. Наш прекрасный ночной благоуханный сад.

Вечером я ходила к старице, чтобы собрать травы для гербария. Мы с мамой прошлись по моему излюбленному кругу, только в обратную сторону: вдоль реки по окопу, далее – по финской тропе через ручей, а оттуда – к старице. Люблю гулять там, там всегда красиво и много интересных мест по пути встречается.
Я вкладывала найденные травы между страничками «Мемуаров Муми-папы», они смотрелись очень трогательно на пожелтевшей бумаге с иллюстрациями несравненной Туве.
Потом сидела долго, перебирала, наклеивала этикетки на стебельки. И вроде бы успокоилась душа на время, улеглась шерсть на загривке.
Но всё так же холодно вечерами. Всё так же пусто в гнезде.

@музыка: Внезапно Пинк Флойд

@настроение: меланхолично-подавленное

@темы: росомаха, прогулки, жизнь, природа, травы

23:04 

Чем выше цель - тем круче паденье
Маленькая росомаха отдыхает на берегу большого озера, неторопливо потягивая кальян с черничным табаком. Озёрные волны, подгоняемые нетерпеливым ветром, лениво набегают на заросший камышами берег. Облака плывут по небу, без устали меняя свои причудливые формы. Они отражаются в воде.
Забавно вьётся дымок, скручивается и клубится, а затем уносится вдаль, подхваченный случайным порывом ветра.
По озеру чинно и важно плывут гуси, загребают воду смешными перепончатыми лапами и гогочут, хотя звуки эти сложно сопоставить с привычными всем "га-га-га". Скорее похоже на скрип плохо смазанной двери. Такие они, это гуси. Взглянешь на их длинные, глупо вытянутые шеи, на гордо поднятую головёнку, на дрожащие хвостишки и убедительно хлопающие крылья - так сразу становится смешно и весело.

22:40 

Зарисовки с прогулок

Чем выше цель - тем круче паденье
Бесконечное очарование бесконечного леса. Шёлковые тропы, гостеприимные сосны, юркие ручейки, нежно воркующие с прибрежным кустарником. Запахи. Смолы, сосен, неба, воды, почвы, уютного лесного простора и мягкой подстилки из иголок и листьев. Звуки. Неосторожная птица выпорхнула прямо из-под моих лап: пррр-к, пррр-к, пррр-к - и скрылась в кустистых ветвях. Ели роняют свои шишки на лесное покрывало, и они мягко шлёпаются о грунт и иглоки: шсшшсшс-х! Большой чёрный дятел желна методично, неторопливо долбит сосну, ища в её недрах сочных личинок: тк-тк, тк-тк. Но не подпустила редкая птица к себе росомаху слишком близко. Стоило лишь направить свои шаги в сторону занятой им сосны, как дятел, недолго думая, расправил смоляной убор перьев и рассёк воздух вокруг себя - умчался в чащу. А там ищи-свищи! Постояла росомаха в нерешительности, вглядываясь в переплетение крон и ветвей, а потом спрыгнула с поваленного ствола и пошла своей дорогой. Собирала чернику, с благодарностью объедая хиленькие кусты, сплошь усыпанные крупными, налитыми теплом и силой, ягодами. Непременно оставляля неколько черничин на кустарничке, ведь негоже забирать всё себе.
Скромное озерцо блестело и переливалось, утопая в зелени леса. Лесная чаша. В прибрежных тёмных водах вспыхнули белоснежные звёздочки - водяные лилии.
На тропке росомахе повстречался коренастенький чёрный жучок. Поганка, на которой он сидел, была большой, на стройной вытянутой ножке, она чопорно расправила свою шляпку, приглашая насекомых присесть. И этот деловитый жучок забрался на гриб, ухватился своими лапкми за край шляпки и принялся разрезать податливую мякоть. Он уже успел отрезать один сектор, когда росомаха застала эту сцену. Красивый гриб таял на глазах: чёрный труженик кромсал и кромсал несчастную поганочку. Упирался боком в хрупкие пластинки, поднатуживался и - отламывал кусок за куском. "Грибной кромсатель... Кромсатель гриба... Гриборез..." - перебирала у себя в голове росомаха. Она хотела дать жучку имя, но так и не подобрала благозвучное.
Она стояла на середине ручья, наслаждаясь тем, как прозрачная водица омывает утомлённые лапы, уносит с собой грязь и усталость. Прохладная ручейная вода, рассыпчатое песчаное дно, а на берегу - заботливый мох. И грибы! Везде грибы, только не каждый углядит крошечную лисичку среди коробочек кукушкиного льна, робкую сыроежку, притворяющуюся листиком, одинокий моховичок, притаившийся за кочкой. Зато горькие желчные лжеподберёзовики предстают во всей красе! И так извивают свои ножки, и сяк - загляденье просто, да проку в них никакого. Облепили кочку, манят своей подберёзовниковой внешностью, мол, собирай нас, росомаха, смотри, какие мы большие, красивые! А росомаха на них только фыркает. Уж она-то знает, что бывает с теми, кто делает себе жаркое из этих хитрюг.

Был уже вечер. Росомаха стояла на берегу моря. Ветрище здесь был - огого! Волны набегали на камни, шумел прибой, вода взвивалась стеной, сталкиваясь с отшлифованным ею гранитом. Солнце слепило глаза, поигрывая на поверхности моря озорными бликами. Пахло водорослями и тиной, преющими ракушками, мокрым песком, тёплыми камнями.
Росомаха степенно, словно пожилая зверушка, прогуливалась вдоль берега, морщилась от брызг, ставя лапу в набежавшую волну. Видавший виды форт, в прошлом - боевой, знавающий славу и свист снарядов, ставший свидетелем великих побед - теперь был окутан лёгкой дымкой, дымкой вечернего покоя. Росомаха впомнила, как бывала тут ранним утром, и Солнце - могучее всесильное Солнце - золотило старый форт великолепным жизнеутверждающим светом, выдёргивая из темноты все деревья, все стены, все укрепления острова. А всё остальное время дня форт был погружен в лёгкую тень, тень времени, тень прошлого. Он был как спящий старик-вояка, котороый, если его разбудить, тут же примется рассказывать увлекательные истории из своей жизни.
Полувековые дубы шумели над тропами. Причудливые формы их ветвей не оставляли росомаху равнодушной, а мощная шероховатая кора была очень приятна наощупь.
Прогулка выдалась славная. Росомаха принесла новые травы для своего гербария. Природа очищает, успокаивает и убаюкивает, приглашая добрых зверей прилечь на ароматный мох.
Интересно налюдать за жизнью вокруг, если своя не удалась.

@темы: природа, прогулки

16:42 

Пыль

Чем выше цель - тем круче паденье
К сожалению, я ещё жива.
Но писать мне особо не о чем. Жизнь тосклива и печальна, лето на исходе, скоро сентябрь.

Отдыхала я в Коверилле, плавала на лодке, гоняла гусей. Был праздник, это было замечательно. Много времени провела с сестрой.
Ставили спектакль на День Рождения моей тёти. По сказке "Калиф-аист". Я вырезала фигурки из бумаги для театра теней.

Страшный июль закончился. Много кто ушёл в этот жуткий месяц. Как мне вас всех будет не хватать.

Страшно.

@музыка: Evelyn Evelyn

01:27 

О лесе и песнях

Чем выше цель - тем круче паденье
Надо написать, надо написать.
Снова эта дикость напала, а я в городе, приходится сдерживать. Шерсть дыбом встаёт, хочется бежать, когтями, которых нет, вспарывать землю...
Чёрт, как-то ванильно звучит. Ну да ладно, меня понесло.
Тёмный лес, как раньше, когда я была моложе. Уползающие из поля зрения деревья чёрными мрачными силуэтами расступаются передо мной, лесная тропа струится под лапами. Бежать, бежать. Бесцельно, бездумно, просто потому что есть силы, потому что есть лес, потому что есть Луна, река и ночное небо.
Забыть обо всём, чувствовать истинно.
Надо же, а я думала, что я уже стара для такого. Ан нет.
Ещё петь хочется. Громко, протяжно, от души.
В лес бы сейчас.

Соболь приходит ко мне во сне. Много чего говорит, пытается объяснить свою таблицу корней. А глупая росомаха почти ничего из его объяснений не поняла.
Сегодня он снова мне пел. И боги, какой же у него дивный голос по ту сторону! Соболь, ты чудо! Ты лучше всех!
Я всю жизнь, прожитую с ним, мечтала, что мы будем петь дуэтом. Но его песнопения при жизни были больше похожи на бормотания пономаря. Я знала, что он может петь, но он стеснялся, что ли.
Когда мы спорили по поводу Тирана, я говорила, что у Тирана чарующий голос, и он красиво поёт. Это на самом деле так, но Соболю я это говорила только для того, чтобы он перестал стесняться и сам запел вместе со мной.
И вот, по-настоящему он запел только после смерти. Как же это было волшебно! Его голос... самый божественный, из тех, что я когда-либо слышала. А наши голоса вместе лились как единое целое, как неукротимая горная река. Это было то, о чём я мечтала. Но, боги, почему же не наяву? Почему наяву ты так не пел? Ты же великолепен. Во всём. Ты - всё, что мне нужно.
Подожди меня, пожалуйста.

@музыка: Сирано

@темы: Соболь, дикость

00:33 

Заметка для себя.

Чем выше цель - тем круче паденье
Сегодня ко мне пришло озарение. Или, скорее, понимание кое-чего очень важного.
Заметка самой себе: ещё раз подумать о теории переплетения моей судьбы и судьбы Салли (Основные понятия: спираль, места столкновения, параллели, противоположное развитие событий, приведение к схожему результату).

Пояснять здесь ничего не буду, это слишком личное.

21:10 

Больно

Чем выше цель - тем круче паденье
Надо... надо что-то написать. О чём-нибудь рассказать. Как-нибудь напомнить этому миру о себе. Но зачем я миру? Зачем я осталась? Почему всё так?
Надо жить. Жить ради своих родных. И всё.

И до сих пор не могу поверить в случившееся. Просто в голове не укладывается.

Были похороны. "Но в первый раз несла она ему цветы - две ярко-белых лилии..."
Он в гробу был совсем на себя не похож. Будто не он. Такой холодный и чужой.

Позавчера проводили его маму домой, в Москву. Она увезла его прах.
Я ехала в машине, обнимая урну и плача, а сама всё думала:
"Вот, дорогой, ты говорил, что я маленькая, что я в лапочки умещаюсь, а ты большой. А теперь, гляди, какая жестокая ирония: я держу тебя в руках, целиком обхватив, на коленках... Кто теперь маленький?". Было ужасно осознавать, что тот, кто искренне любил меня, обнимал, прятал от всех невзгод, теперь умещается в крохотную коробочку. Какая страшная штука - жизнь.

Мне снились сны с ним. Во время своего пребывания в реанимации он снился мне каждый день, и лишь в ночь накануне его смерти мой сон был пуст.
Он снится мне и теперь. На вторую ночь после его смерти мне привиделся сон с его участием, весьма необычный.
В его первой части мы гуляли возле железнодорожного моста в Белоострове, и он пел песню Бергторы "Волк". Как же он красиво её пел. Я наслаждалась его голосом, а потом стала подпевать. Далее сон сменился. Я ходила по коридору какого-то помещения, он лежал в тёмной комнате с другими людьми. Спал он там. Меня туда не пускали, но я пробралась тайком и залезла к нему на кровать. Кровать была огромная, на ней в ряд лежало много людей. Я подобралась к Соболю поближе и обняла его. И всё повторяла: "Я люблю тебя, я люблю тебя, прости меня, любимый, дорогой, родной". Он что-то ответил. Дословно не помню, но смысл был такой, что он простил меня за всё. Потом меня как-то выкинуло оттуда, я гляжу - а это больница, а я снаружи уже. Меня резко охватывает паника, и, будто чувствуя мой страх, окружение меняется: больница уходит в землю, а на её месте вырастает лес. Я почувствовала, что это Соболь так устроил, чтобы больница исчезла, и мне не было страшно.

Был и другой сон. Сегодняшний.
В этом сне вся наша семья Соболя оплакивала, все говорили: "Ну зачем ты ушёл?", а он под одеялом на кровати оказался. Он одеяло откидывает и говорит: "Да я же здесь".

Я не знаю, куда мне приткнуться, что мне делать, что думать. Неужели, сбывается моё пророчество о вечной пустоте? Я не хочу... Не хочу!
Верните мне Соболя.

Придётся купить новую одежду. Траурную, чёрную. Я знаю, что Соболь бы хотел, чтобы я носила траур всю оставшуюся жизнь. И я не предам его.
Я не посмею быть счастлива с кем-то, кроме него.

Я так люблю его... Зачем он мёртвый?

@темы: Соболь, потери

01:33 

Чем выше цель - тем круче паденье
Всё рухнуло...

Росомаха принесла вам самые скорбные новости.
Как об этом писать, как такое вообще можно осознать - я не в силах дать ответ. И как такое могло произойти. Как такое вообще может происходить в жизни. И как с этим жить теперь. Я не знаю.

Но жестокий, сковывающий ледяными когтями факт остаётся фактом.
Соболя больше нет с нами.

Насколько велика эта потеря для меня - можете даже не представлять. Это не выразить словами. Самое родное, самое любимое и самое любящее существо ушло навсегда, и вернуть его никому не под силу.

Это был инсульт. Такой молодой, такой сильный Соболь. И такой печальный итог. Десять дней надежды, веры и бесконечных молитв не принесли своих плодов. Первого июля Соболя, так же известного как Вультур Мартес, не стало.
Был - живой, весёлый, умный - и теперь нет. Любящие и нежные лапки, ещё совсем недавно так крепко сжимавшие меня в объятиях, теперь застыли навсегда, закоченели и безвольно опустились. Ясные, выразительные, добрые глаза, которые всегда смотрели на меня с такой любовью... Теперь безжизненный остекленевший взгляд.
Столько планов, столько проектов, столько событий нас ждало впереди. И в один миг всё рухнуло. Столько недописанных историй, недодуманных дум. Соболь, зачем ты умер?
Как же я люблю его. Как же хочется ему сказать это. Как же хочется быть с ним, всегда рядом, неотступно. Оберегая от всех невзгод и печалей. В моём сердце осталось столько любви...

Нету больше весёлой пары - Соболя и Росомахи, осталась только росомаха. Одна, с раздавленным сердцем. Зачем?

@темы: Соболь, потери

01:14 

Лапки

Чем выше цель - тем круче паденье
Просто так :)

@музыка: Мельница

@настроение: Хорошее

@темы: Соболь

22:49 

Бритая кошка и кулинарные подвиги

Чем выше цель - тем круче паденье
Были с Собольком на даче, и я не потратила времени даром - я побрила Фелу. У неё было много колтунов, поэтому пришлось сделать ей стрижку. Все домочадцы были в ужасе. А мне нравится как вышло, к тому же, ей теперь легче. Но пришлось забрать её с собой в город, поскольку малютка может замёрзнуть.

Теперь нам веселее проводить унылые летние дни. Да, в городе они всегда унылые.

Решила я Соболя порадовать и приготовила ему сосиски в тесте. Возни было много, грязи тоже, но вышло недурно и очень даже вкусно. Уплетали мы их с удовольствием.
А сегодня я варила суп. Впервые за последние лет восемь. Не знаю, вкусно ли получилось, сама не успела попробовать, но Соболю понравилось. Баранина даёт такой специфический запах, что даже как-то не знаю - хорошо это или нет. Зато навару много.
И курицу я делала в соусе карри.

Эх, росомаха с кулинарией-то на "вы", но в условиях отсутствия тех, кто готовить умеет, приходится выкручиваться.
Вчера ночью бродила по магазину и вспоминала: а что же даёт супу навар? Мясо? Жалко целые куски на суп изводить. Курица? Тоже жалко, лучше пожарить. Усиленно пыталась вспомнить, о каком ингредиенте говорила тётушка, помимо копчёных рёбер. Не вспомнила. Но тут мой взгляд ткнулся в "суповой набор" - россыпь бараньих косточек, жира, хрящей, чуть-чуть мяса. Ну и схватила тот, где кусочки посочней.
Когда из бульона вынула косточки - обглодала их. Соболь всё равно мясо в супе не любит.
Ох, чем я только не пыталась скрыть бараний запах! И укропа сыпанула - мама не горюй, и тимьяна не пожалела, даже какие-то прованские травы. И перец, много перца. Соболю представила этот суп как "Свежие бараньи щи а-ля каркажу". Сама пробовать их боюсь. Хотя так старалась, так старалась.
Ещё молочный коктейль делала. С ним тоже небольшой провал.
Ну не предназначена росомаха для кухни, нет-нет!
Ей бы просто кусок мяса закинуть на сковороду и сожрать, когда до корочки зажарится. Можно с кровью.
А тут вон - изыски.
Хотя я не говорю, что мне не нравится готовить. Но это так сложно. И велика вероятность провала и перевода продуктов.
Хотя Соболь с удовольствием лопает мою стряпню и хвалит.

Пока больше рассказать нечего. Всем удачной охоты и сытных трапез. Пойду варить хинкали. Мрям.

@темы: Соболь, еда, коты

01:37 

Белка, бедная Славка и фестиваль.

Чем выше цель - тем круче паденье
Ух, какой день. Длинный и сложный, но, между тем, очень радостный, весёлый и воодушевляющий.
А началось всё с того, что я на Славке поехала на вызов. Дом, где обитал клиент, находится на Удельной, и я поехала туда рано утром. Думала, на поездку уйдёт два часа, но моя старенькая Славушка не так уж и плоха - управились мы с ней за час. Часть дороги проходила через Удельный парк, в котором у меня как по волшебству поднимается настроение. И я покормила белку с лапы. Она села мне прямо в лапку и деловито лущила предложенные ей семечки.


И вот, я уже во дворе. Живописный уголок, рядом с которым я ожидала звонка клиента, наводил на меня ужас и страх - до дрожи, до мурашек. Казалось бы - уютный дворик, тихий и гостеприимный, живописные кроны пышных деревьев за крепким каменным забором. Буйная растительность, можно даже подумать, что за этим забором райский сад - всё цветёт, всё дышит жизнью. Да и попасть туда так легко, казалось бы, лишь найди лазейку, встань на трубу, перегнись через ограду. Попасть-то легко. Так манят деревья своей прохладой, их листва шелестит: "Дава-а-ай, рос-с-с-о-о-ма-а-х-х-а. Иди-и-и- к на-а-ам. Здес-с-ь ую-у-у-тно и свеж-ж-жо..." Но росомаху так просто не проведёшь. Чует она предательский смрад лжи и отчаяния, царящий в этой обители безнадёжности. Не сманят её ни уютным гнёздышком, ни приятной прохладой. Кажется, что так легко шагнуть туда и оказаться в удивительном и прекрасном лесу, почти диком, почти своём. Но вот выйти оттуда... мало кому удавалось. Ибо только с виду... только с виду этот лес, эти деревья такие дружелюбные и доброжелательные. Там, за ними, в глубине территории, огороженной бетонным забором, царит самый настоящий мрак. Я была там. Однажды. Это была практика. Я видела, что там творится. Я заранее, по старой и верной привычке просчитывала пути отступления. Лазейки, через которые можно сбежать, если бы я оказалась на месте этих несчастных...
Примерно таковым было течение моих мыслей, когда я стояла со Славушкой у стен психбольницы.

С цвергшнауцером я сладила быстро. Стрижка была несложной и интересной, а пёс очень покладистым.
Завершив дело, я поехала на Елагин остров, чтобы встретиться с сестрой и Соболем. И тут случилась неожиданная неприятность. Где-то в полукилометре от Торфяной Дороги Славка проколола колесо. Взмыленная росомаха, уворачиваясь от машин, еле-еле доехала на спущенном колесе до места встречи. Бедная моя Славка.
Славушку мы оставили привязанной к решётке, а сами - я, Соболь и сестрица - пошли в парк, в ЦПКиО. Я люблю этот парк. Он красивый и добрый, как особый мир. В нём можно затеряться и помечтать. Поговорить с деревьями редких пород. Полюбоваться их цветением, усладить свой нюх ароматами цветов.
В этот день в парке состоялось мероприятие под названием "Фестиваль уличных театров". Какое красивое само слово - "Фестиваль". Фе-сти-валь. Ф е с т и в а л ь. Мне, почему-то, очень нравятся слова, заканчивающиеся на "аль". Пастораль. Грюнендаль. Ронсеваль. Фестиваль. Провансаль. Есть в них что-то такое.

Было много людей. Счастливые, заинтересованные, спешащие, раздражённые. Разные. Артистичные, до невозможности театральные и креативные участники фестиваля. Они создают свой мир, плетут узор слухов и образов вокруг себя. И не показывают истинного лица. Ну а кто из нас показывает?
Мне особенно понравилось представление "Летающая русалка". Двое людей - молодой мужчина и молодая женщина - разыграли чудесную сценку, наполненную юмором, светлыми образами откуда-то из детства, чарующими песнями и завораживающей игрой тени и света. Всё это происходило в шатре, и мне почудилось, что на дворе уже вечер, а удивление моё было велико, когда, отодвинув полог, я увидела яркое Солнце.

Мы расселись под каштаном. Дивным цветущим каштаном, любвеобильно развесившим свои широкие размашистые ветви. Он был увешан бумажными гирляндами в виде цветов, сердечек, птиц. Хороший приют для усталого путника.
Но для каждого парка найдётся свой Сторож. Хотелось бы мне, подобно Снусмумрику, выдернуть эти воспрещающие таблички и разлечься на травке под гостеприимным деревом. Но, что случается всегда, случилось и теперь - росомаху самым бесцеремонным образом прогнали, и она побежала, не разбирая дороги, мимо ярких балерин в необъятных юбках, на фоне которых её серая накидка смотрелось особенно блёкло, мимо всё тех же людей-зрителей, глотая обиду и досаду. Да, я могла рявкнуть и ответить, как я умею, но я не хотела осквернять этот счастливый и светлый день своей злобой.

Цветы. Никогда прежде я не думала, насколько красивыми и трогательными могут быть садовые цветы. Но Фестиваль Тюльпанов развернулся передо мной невообразимым ковром цветных пятен, тонких и хрупких как лёд, нежных как дыхание жизни, удивительных по своей структуре, форме, цвету, запаху. Тюльпаны. Хотелось плакать, глядя на них. Настолько они прекрасны. Я услышала их песню.

Весёлые испанцы - я уверена, Соболь, рассказывая о труппе "Камчатка", назвал бы их именно так - сначала показались мне совершенно бессмысленными, только их серые костюмы, а-ля прошлый век, зацепили моё внимание. Но они действительно оказались такими милыми и талантливыми, эти испанцы. Больше всего угрюмой и отрешённой росомахе понравилась часть представления, где они подбегали к зрителям и сжимали их в крепких объятиях. Меня стиснули аж два раза, и это было очень забавно и приятно. Конечно, я понимаю, что это просто игра и постановка, но, создавалось впечатление, что им не всё равно. Милые они, эти испанцы в серых пальтишках.

Желание людей понежиться на газончике перебороло власть Сторожа в Парке. Наша стайка тоже устроилась на солнцепёке, подставляя нежным лучам промерзшие в тени бока. Вот так росомаха нежится на солнышке:

После этого мы отведали замечательнейших бельгийских вафель, на которые я уже давно пускала слюни. Они действительно оказались очень вкусными.

Затем мы пошли домой. А Славушку отправили на починку к брату.
Желаю всем приятного лета и светлых дней. Аррф.

@музыка: пение цветов

@настроение: хорошее, но тоскливое

@темы: семья, прогулки, приключения, живность, груминг, велосипед

02:26 

Музыка сезонов, дедушкино кольцо и запонка из Мексики

Чем выше цель - тем круче паденье
Должно быть, каждое время года звучит совершенно определённым музыкальным инструментом. Я задумалась об этом только сейчас, но чувствовала это сколько себя помню. И вот, если я представляю зимнюю мелодию, то она будет непременно под аккомпанемент скрипки или смычковых покрупнее. Весна - это флейта. Лето - гитара или лютня. А осень... осень - это, несомненно, пианино. Особенно поздняя осень мне так и чуется под печальные клавишные переливы.
Интересно, а как это чувствуют другие? С каким музыкальным инструментом вы ассоциируете времена года?

Это был пролог.

Вчера приехала мама в город. А сегодня мы убирались у бабушки в комнате и как-то невзначай принялись все вместе разглядывать бабулины украшения из шкатулки. Я, Соболь, бабушка и котик Паша, и временами к нам подходила мама. Как же удивительно было окунуться в этот старинный мир, ощутить налёт времени на почерневшем металле сломанных серёжек и подвесок. Яркие стекляшки, вставленные в оправы, ничуть не потускнели и блестели точно самоцветы. Серьги без пары, порванные браслеты из искусственного жемчуга, горстка дедушкиных брошек-цветков (о них позже)... Вот и все незамысловатые бабушкины сокровища.
Я откопала там маленькую круглую штучку с изображением орла и дала её Соболю. Его она очень заинтересовала и не зря. Оказалось, что это запонка с мексиканским гербом. Путём логических заключений Соболь пришёл к выводу, что эта запонка была изготовлена аж в Мексике и аж до 30х годов. А как она попала в бабушкину шкатулку - остаётся только гадать. В любом случае - неплохая находка.
А эти великолепные дедушкины брошки-цветы! Каким умельцем он был! Он делал их сам: из прозрачного пластика куполок, а внутри - изумительной красоты цветок тоже из пластика. Настоящее сокровище.
И вот, пока я любовалась дедушкиным "застывшим садом", а Соболь дотошно изучал запонку, подошла мама и что-то выудила из шкатулки.
Невзрачное на вид колечко из меди, просто колечко, без деталей и узоров.

- Мама, что у тебя? - полюбопытствовала я.
- Это кольцо сделал дедушка, - ответила она. - Колец было несколько. Одно носит твоя тётя. Это будешь носить ты. Только я его почищу.

И мама ушла чистить кольцо, а мы продолжили рыться в шкатулке. Вскоре мама вернулась. Она попросила меня выйти на середину комнаты и протянуть лапу.

- Это кольцо сделал наш дедушка, - повторила она. - Он делал эти кольца для тех, кого очень любил. Это оберег, и он будет защищать тебя. Носи его, и дедушка будет с тобой.

С этими словами мама надела оберег мне на палец.

- На пальце оно не темнеет, - сказала она.

Я с гордостью приняла подарок. Я была очень рада - кольцо, которое дедушка сделал своими руками теперь обхватывает мой палец, оберегает меня. Это большая честь.

Что-то я потеряла ход мысли и устала. Пора спать.
Всем спокойной ночи и добрых надежд. Аррф.

@музыка: Башня Rowan – Колыбельная о волке из Анжу

@настроение: довольное жизнью и меланхолично-прекрасное

@темы: Соболь, находки, обереги, семья

14:23 

Элеватор стал чуть ближе

Чем выше цель - тем круче паденье
Ур ур ур, ур ур ур!
Пока у нас качаются с трудом найденные Соболем "Муми-Тролли на Ривьере" на шведском языке, мы, в ожидании долгожданного мультфильма (искали его полгода) посмотрели и "Лоракса" и "Монстры против пришельцев" и даже... ах, в прочем, это не важно.

На следующий день после того как я восторженно рассказала Соболю о нашем со Славушкой приключении на заброшенной железной дороге - что вы думаете? - да, на следующий день мы пошли туда вместе с ним пешком. Пешком идти интереснее, но утомительнее, но зато можно всё лучше разведать и залезть туда, куда с верным железным скакуном залезть не получится. Например, на старую каланчу в пожарной части. Деревянная, но крепкая. Потемневшая древесина, выбитые окна и вполне обжитое нутро. Мне казалось, что мы поднимаемся по маяку Муми-Папы. Только больше похож он был на сарай. Высо-о-окий такой сарай.

Потом мы рискнули проникнуть на территорию того самого жуткого элеватора. Не знаю, почему, но он мне внушает хтонический ужас.
Так вот, подлезли мы под забором, едва не ободрав наши шкурки. Это было не с главного въезда, разумеется, а с железнодорожного въезда, поэтому, пообнимавшись с рельсами и щебнем, мы всё же попали внутрь. Дальше пошла череда коротких перебежек и ползаний по кустам, во избежание обнаружения двух лазутчиков. Мы прятались за составами, за складами, за будками, скрывались от машин и убегали прочь с глаз мужиков. Это было весело. Мы подошли к самому главному зданию элеватора - к зернохранилищу, что так упорно напоминает мне замок с башенкой. И пошли вдоль него, петляя под вагонами, осматривая территорию, поднимаясь по лесенкам, подбрасывая лапами просыпавшееся зерно.
И вот, когда мы прошли всю стену, я решила забраться по лесенке, к ней прикреплённой, чтобы обозреть окрестности. Я залезла, и тут Соболь тревожно шепчет:
- Спускайся живее!
- Что? - не расслышала я.
- Моя росомаха, спускайся живее, там мужик. Он тебя увидит.
- Да, сейчас! - мявкнула я и поспешно пересчитала лестничные перекладины. Оказавшись на земле, я было облегчённо вздохнула, но, как говорится, не тут-то было.
- Бежим! - взвыла я, толкая соболя и протискиваясь между лесенкой и вагоном. Мы рванули, а за нами гнался страж элеватора. Иноземный мужичок.
Мы мчались сломя голову, ныряя под вагоны, не заботясь более о скрытности, разве что не визжа как сумасшедшие собачонки. Единым махом мы покрыли расстояние, по которому пробирались аж полчаса. А мужичок тем временем отстал.
Мы вылезли там же, где и влезли и, как ни в чём не бывало, пошли дальше, весело смеясь и невинно беседуя.

А бабушка вчера рассказала, что ей приснился сон про войну. Как они от немцев убегают, как кто-то идёт в наступление. Бррр, жутковато.

Ладно, на сегодня всё.

@настроение: Превосходное

@темы: элеватор, семья, приключения, Соболь, Муми-Тролли

15:07 

Озеро, деревенька, Заповедная улица и страшный элеватор

Чем выше цель - тем круче паденье
Привезла в город свою Славушку, чтобы кататься на ней и ездить по делам.
И вчера как раз решила проехаться с ней по велосипедной дорожке, разведать что да как, разнюхать территорию, исследовать места, где я не была.
А именно: из окна моей комнаты едва виднеются деревенские домишки слева от леса. Жалкие остатки посёлка, который был здесь, видимо, до того, как город стал наступать и давить всё на своём пути. Я всегда хотела разнюхать, что там делается. И вот поехала.

Дорога, ведущая в эту деревеньку привела меня прямо к озеру. Удручающее зрелище лютой свалки на его берегах дополнялось тоскливым криком чаек и уток-нырков, а где-то на том берегу высились технические постройки и этот жуткий элеватор, так напоминавший мне башню замка, когда я глядела на него из своего окна. Пахло там ужасно: не то тухлятина, не то просто больная вода, не то гора разлагающегося мусора... А может, и всё вместе. Узкую тропку по озёрной косе, где я ехала, устилали сломанные ветки, бумажки, бутылки, помятые банки, горы пенопласта и пластика, мертвые птицы...
Тем не менее, мне встретилась парочка рыбаков-сумасбродов, решившихся удить рыбу здесь.
Название озера, кстати, Шуваловский Карьер. Он образован плотиной на речке Каменке, которая вытекает из Суздальских озер и впадает в Лахтинский разлив. После добычи песка в долине реки карьер принял причудливые очертания озера с зелеными мысами и островами среди песчаных холмов. Однажды некая фирма пообещала благоустройство карьера и создание зоны отдыха. На южный берег прикатили армаду техники, вырубили массив соснового леса, выкопали и вывезли тысячи самосвалов песка, изрыли землю глубоко до глины, оставив ямы, заполненные мутной водой, а затем превратили эти пространства в грандиозную свалку. Собственно, что я там и застала.

Деревенские домишки все прячутся за высокими плотными заборами, а мрачный элеватор равнодушно озирает свои владения.
Я решила ехать дальше по Парашютной улице и свернула на первом попавшемся повороте. И дорога эта привела меня к таинственному Зоологическому институту, ФТИ им. Иоффе и заброшенной железной дороге. Всё это располагается по другую сторону карьера.
Ржавые потускневшие рельсы, растерзанные шпалы, замшелые платформы с едва читаемым названием станции. Береговая, так она когда-то называлась.
Я ехала вдоль путей по дороге, а когда дорога вильнула в сторону, я спешилась и пошла со Славушкой по шпалам. Я пыталась катить её по рельсу, но это было не очень удобно. Вскоре пути начали делиться, и, возникшие рядом рельсы, выглядели уже более обжитыми. На них даже стояли товарные вагоны. Я поняла, что путь этот ведёт к элеватору. Тут мне и встретился местный житель.

- Эка тебя занесло! - присвистнул он. Помятый прокуренный дед.
- Да, я тут осматриваюсь, - ответила я, выйдя из полуминутного оцепенения. - Что это за пути? Куда они ведут? Почему заброшены? Что тут было? Как называлось это село?
Возможно, его смутил такой град вопросов, а возможно, он просто и сам не очень хорошо знал ответы на них.
- Детская железная дорога тут была. Вона, даже путь оторвали центральный. Маленькие вагончики тут ходили. Туда - до Удельной. Сюда - до института. Ну того, имени Иоффе. А что тама делают, уж я не ведаю. А села тут никакого нету. Это вот улица Заповедная Ленинградской области.
- Да, но ведь здесь явно было село или деревня, до того как её задавил город. Как она называлась?
- Улица Заповедная, больше не ведаю.
- Ладно, - вздохнула я. - Спасибо, я поеду дальше.

И дедушка свернул в один из закоулков Заповедной улицы. Было понятно, что все эти улочки и переулки раньше носили свои названия, как у нас в Белоострове, например, или в любом другом посёлке. А теперь их всех обозвали одной Заповедной улицей, которая занимала весь посёлок.
Вскоре я отъехала дальше, перешла через пути и свернула в другой, как мне показалось, задыхающийся посёлок. И мне повстречалась ещё одна местная жительница, но она была ещё менее сговорчива. Она искала свою кошку, когда я решилась её побеспокоить.

- Здравствуйте, а где я нахожусь? - спросила я, тормозя Славку.
- Заповедная улица.
- А..а..ну, это было село, да? Хмм.. А что воооон там? Что это за завод? - женщина не очень была настроена на беседу, поэтому я заволновалась.
- Это элеватор, - махнула она рукой и принялась звать свою кошку:
- Каролина, Каролина, Каролина, кис-кис-кис!

Мне ничего не оставалось как двинуться дальше. Вопросов было море: что это за элеватор? Как называлось село? Что это за странные домики двухэтажные, похожие на нечто среднее между гаражами и голубятнями?
Не мучаясь выбором, я решила проверить все здешние улочки, и одна из них привела меня в садоводство. Я возликовала: "Ну наконец-то! Я знаю название населённого пункта! Какое, однако, странное название... Садоводство "Госрезерв"... да уж. Ну, хоть что-то".
Да, действительно, указывающая на это табличка красовалась прямо на заборе, огораживающем это садоводство. Не дожидаясь приглашения, я въехала на его территорию и будто окунулась в простую жизнь обычного уютного посёлка Ленинградской области. Такого, как мой Белоостров, или, скажем, Солнечное. Милые деревянные домики, цветочки и прудики на участках, тихие улочки, зовущие по ним проехать. И только высокая башня элеватора напоминала, что я не совсем за городом. Но вот того факта, что я была за элеватором никто бы отрицать не стал. Если бы Соболь в тот момент подошёл к окну и позвонил мне, я бы сказала ему: "Привет. Я и вижу тоже самое, что и ты. Только с другой стороны". И это была бы правда.
Элеватор внушал.
Поскольку просёлок привёл меня в тупик, я была вынуждена повернуть. И разведать другую тропку. Она привела меня к недружелюбному забору, к огороженной территории, на которой и находился элеватор. "Хлебрезерв" - прочитала я на табличке. И порадовалась, что охрана не пустила меня дальше. В этот день я не хотела подъезжать к элеватору так близко.
Элеватор внушал.
Я снова развернулась и теперь уже отправилась домой. Приятная пустая дорога. Красота! Упоительный аромат черёмухи и жасмина. Виртуозный закат. Малиновые небеса и ветер в гриве. Добрая тропа под колёсами Славушки.
Замечательное приключение.

@музыка: Heather Dale

@настроение: отличное

@темы: велосипед, приключения, элеватор

По следам росомахи

главная