Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: подмосковье (список заголовков)
01:24 

Москва: я в гостях и я принимаю гостей

Чем выше цель - тем круче паденье
Я в Москве. Уже третью неделю. Но совсем скоро, в понедельник, я отправлюсь домой. Много чего надо сделать, в том числе и разгрести стопку извещений.

Предыдущие выходные могли стать самыми печальными днями в этом путешествии, но Картузка спасла положение, пригласив меня в гости с ночёвкой. Но что за печаль подстерегала меня? Дело в том, что Странник должен был во что бы то ни стало появиться в отчем доме. Меня там, как известно, не ждут, поэтому росомахе предстояло провести выходные в четырёх стенах и в полном одиночестве. Однако, к счастью, этого не случилось, поскольку я поехала к своей подруге-барсучихе на саааааамый юг Москвы, в Бутово.
Её семья приняла меня со всем радушием и гостеприимством: меня и угостили, и развлекли беседой, и предложили остаться ещё на одну ночь. Дом у Картузки уютный, и в каждом его уголке кипит жизнь. Я даже не смогу перечислить всех его обитателей, так много разных существ собралось под одной крышей!
Чай с сочным гранатом вприкуску, разговоры об искусстве, весёлые байки, шелест журналов из детства – так прошёл день, а за ним наступил вечер, на который у нас была запланирована поездка на дачу.
Познакомиться с деревней Рыбаки близ Раменского мне удалось лишь на следующий день, когда мы пошли бродить вдоль берегов реки Москвы и реки Гжелки.
А остаток вечера мы провели в компании Картузкиной бабули, которая оказалась весьма словоохотлива в лучших традициях очаровательных бабушек. Множество душещипательных историй поведала она за ужином, и после, за чаем, и после, за посиделками. Слушала я её с огромным удовольствием, пока дело не дошло до неприятных слов о моей фигуре. Мол, росомашке следовало бы меньше кушать, только погрубее. Увидев мою погрустневшую мордаху, бабушка-барсучиха ничуть не смутилась, объяснив, что она так говорит от большой любви ко мне. Дескать, понравилась я ей, вот она и заботится. Да, друзья. Это чуть было не возродило во мне самый идиотский комплекс на свете.
В остальном жаловаться грех – меня сытно накормили, и мы с Картузкой узнали друг друга лучше, проболтав почти до утра. Вот это было очень приятно, как и наш следующий день, начавшийся с прогулки, которую я упомянула выше, и закончившийся походом в ресторанчик на площади Трёх Вокзалов.
Замечательно мы посидели на верхнем этаже дачного дома, перенося наше маленькое приключение на шероховатую бумагу. Я как будто вернулась в то славное время, когда увлечения и интересные занятия делились на двоих – на тебя и твоего друга. И делать что-то вместе всегда было веселее. А ещё я была рада снова взяться за акварель, хоть и за медовую.
Словом, я очень рада, что провела эти выходные с подругой. Я узнала много нового, познакомилась с любопытными личностями, порисовала в компании и просто отдохнула всей душой. Спасибо Картузке за всё это!

***

Вчера к нам в квартиру внезапно нагрянули гости – Даймонд Пантер со своим другом. Развиртуалиться очень хотелось, но неубранный беспорядок давил на совесть, хоть мы и попытались прибраться по мере возможностей. Да, договорившись о встрече, я стала как наскипидаренная носиться с тряпками и пылесосом, а приехавший с учёбы колонок занялся собиранием дивана и своих деталек. Вроде, создать уют немного получилось, хотя до мамы моей мне ещё далеко в этом деле.
Гости пришли, принесли три мешка снеди, и мы пригласили их за импровизированный стол. Получилось настоящее чаепитие с тортами. Знакомство состоялось, и время мы провели хорошо: играли в Манчкина. На самом деле это не такая уж и скучная игра, особенно, когда все втянулись и поняли суть. Я выиграла, кстати.
Ребята оказались очень приятные в общении, они нашли со Странником общий язык, обсуждая железяки. Но вот какая особенность колонка начинает меня немного напрягать: при знакомстве со всеми моими друзьями он почти сразу начинает рассказывать о том, как славно порылся давеча в помойке и что там нашёл интересненького. Нет, я само пристрастие заглядывать в мусорки не осуждаю, ведь сама так делаю иногда, ибо знаю, что выкинуть могут всё, что угодно, в том числе ценные для нас вещи: игрушки, антиквариат, книги, приборы. Но не ручаюсь, что другие существа будут относиться к этому лояльно.
Хотя эх, я ж сама люблю похвастаться своими сокровищами, и всегда с удовольствием рассказываю об их происхождении, а вещи, найденные случайно, занимают в моём сердце отдельную полочку.

В Москве я не превращаюсь в овощ: меня постоянно побуждают к активности, приглашают, зовут, предлагают встречи. И это здорово! Больше впечатлений – больше воспоминаний. Спасибо всем, кто был со мной здесь, в столице.

@музыка: Эпидемия - Феанор

@настроение: неплохое

@темы: Подмосковье, Москва, Странник, друзья, еда, приключения, путешествия, семья

18:51 

Приключения в Саморядово

Чем выше цель - тем круче паденье
Кажется, что прошла уже почти целая вечность с тех пор как я собрала вещи, сунула под мышку плюшевую хорчиху Фрету и отправилась в места не столь отдалённые, а именно – в Москву, а, уж если быть совсем точной – в Подмосковье, в деревню Саморядово близ Катуара, на утопающую в соснах дачу Странника.
Встреченная утренним столичным солнышком, я просидела на вокзале три часа, ожидая колонка, после чего смекнула, что в тихом дворе мне будет комфортнее, чем в шумных привокзальных окрестностях, и поехала на Тимирязевскую, где ждала ещё часа два. Дело в том, что поезд мой прибыл без малого в пять утра, а Страннику из пригорода добираться долго и нелегко. Вот так и получилось, что первым впечатлением о поездке оказалось глубокое погружение в историю бравых сов с великого Древа Га`Хуула. Ибо именно эту книгу я взяла с собой, предвидя подобные проволочки.
Когда я единым глотком осушила «Осаду», появился Странник, и совсем скоро мы уже стояли у деревянного забора, таящего за собой уютный зелёный участок.
Мне повезло познакомиться почти со всем семейством колонка, и я этим знакомством вполне довольна. Трёхлетний племянник Странника вовлекал меня в свои игры и просил читать вслух «сказки про сову», именуя так «Ночных Стражей». И я читала, хотя детёныш явно ничего не понимал, но всё равно просил ещё.
Через пару дней все разъехались, и мы с колонком остались на даче одни. Надо было ухаживать за попугаем и слепой кошкой, пока их хозяева отдыхают на курорте.
Попугай – корелла с румяными щёчками и задорным хохолком – важно раздувается, подходит к прутьям клетки и кланяется, требуя, чтобы чесали шейку и голову. Тут только бы не зазеваться, а то пройдётся по пальцу своим крючковатым клювом. Зовут этого товарища Кузя, и это, как ни удивительно, самочка. История такова, что продавали попугая как самца, и покупали его как самца, а он возьми да снеси яйцо. Так Кузьма стал Кузёмой.
Кошечку зовут Трикси, и она скоттиш-фолд. Её – несчастную, ослепшую из-за инфекции - подобрали на помойке и отдали в приют, откуда она была взята в семью брата Странника. Она очень болезная зверюшка. Слепая, худая, маленькая, ест только лечебный корм. Внешне похожа на мою Мэгги, только Мэгги толще и темней по окрасу.
Однако при всём при этом Трикси очень ласковая, всё время ждёт поглаживаний и требует лакомств, которые ей давать, увы, запрещено. В общем, компания тут хорошая, душевная.
А теперь об окрестностях.
Хороших водоёмов в округе нет, даже обещанное Фундаментальное Озеро внезапно оказалось грязной зелёной жижей. А Фундаментальное оно потому, что расположено в старом фундаменте, котловане санаторного корпуса, в котором когда-то забили ключи. Но сейчас зрелище весьма удручающее: из мутной цветущей воды торчат бетонные столбики, а вместо спуска – покосившиеся прогнившие мостки. Вот и пришлось в жаркий день нашего приезда уйти с «пляжа» не солоно хлебавши. Но беда невелика, ведь на участке стоит бассейн-лягушатник, в котором можно и охладиться и вдоволь поплячкаться. Воды в нём чуть выше колена, а в диаметре он раза в два длиннее моего тела. И этого пространства достаточно для весёлой возни и водных забав. В общем, бассейн на даче – это потрясно.
Сама деревня мало похожа на Белоостров, да и на деревню вообще. Люди здесь прячут свои богатые цветущие участки за глухими заборами. Заборы эти до конька крыши скрыли бы скромные белоостровские домики, но здешние дома монолитными великанами нависают над улицей, теснятся друг к другу, лукаво подглядывая на участок соседа. Они дачные, но по истине огромные, и встретить маленькую неброскую избёнку здесь – удивительная случайность. Но, тем не менее, посёлок Саморядово по-своему уютен. Приятно мчаться по холмистым дорожкам на велосипеде, интересно разглядывать жилища и сады, конечно, если это позволяет строгий неприступный тын.
Среди свежевыстроенных молодецких домов, раскинувших свои крылья, балконы и ярусы, ещё можно отыскать старинные постройки, чуть покосившиеся, с прекрасными, но кое-где осыпавшимися от времени наличниками. Но будьте уверены: по роскоши эти хоромы превосходят то, что принято считать обычным дачным домиком.
Саморядово с относительно недавних пор разделено на несколько зон, среди которых можно выделить две, имеющие к нам отношение: деревня и садовое товарищество. Второе – закрытая недружелюбная территория, попасть на которую можно сквозь дырку в заборе. А первое – это обычный посёлок, где мы и живём. Есть ещё и третья зона. Но она совсем злая и угрюмая – то заброшенная территория санатория, где обитаемы лишь несколько домов. Вот оттуда гоняют всех чужаков и грозят милицией, хотя это не помешало юрким куньим залезть в один из покинутых корпусов.

Здесь много деревьев и кругом красивый лес, но приемлемых водоёмов, как я писала выше, почти нет. Только в низине речка Саморядовка, по ширине сильно уступающая даже нашему Серебряному ручью, разливается в небольшое озерцо, а потом ещё в одно. Совсем крохотные заводи, но я выкупалась в первом разливе, чтобы «породниться» с этими землями. Это как из братины испить.
Часть леса вырублена, и теперь вдоль его кромки колосится поле диких трав. Стена тёмных вековых елей, рыжевеющих сосен и изящных берёз мрачнеет к вечеру, сгущая тьму, но высвечивая белоснежные, точно молнии в грозовом небе, берёзовые стволы. Залюбуешься. Маковки леса тут видны аж с участка. Вот так я отдыхаю на полянке, а по правую лапу – верхушки таинственных деревьев.

В один из дней мы оседлали железных лошадок и поехали в другой посёлок – садоводство Опёнок. Замечательная тропка, укрытая бетонными плитами, вела то вдоль скрипучего сухого ельника, то мимо душистого бескрайнего луга, пересекала еле живую Саморядовку и позволяла полюбоваться деревней. Точь-в-точь как в песне поётся: «Лесом, полем, улицей, бережком… Наши годы катятся колобком…».
Дул тёплый и ласковый ветер. Насыщаясь ароматом луга, он вплетал нотки аромата полевых гвоздик и ромашек в мою гриву. Случилось ещё вот что.
Среди недружелюбных заборов и тяжёлых ворот, закрытых от всего мира, совершенно внезапно нашёлся островок диковин. Забор, целиком справленный из стеклянных бутылок (их там 4 тысячи!), и суровая охрана – множество пеньков, и на каждом – по три пластмассовых солдатика. С такими дозорными не шути!
Возле забора – царство плюшевых зверей. Их тут очень много! Сильно выцветшая от осадков изящная тигрица стережёт вход. Рядом с ней расселись медвежата с полинявшей шерстью и собачки, грустно смотрящие в землю. Скорее всего, когда-то эти зверушки были яркими и разноцветными, но сейчас и у грозной тигрицы и у славного мишки почти одинаковые грязно-светло-кремово-непонятные шкуры.
Ощущение было, словно мы попали в музей. Вскоре к нам вышел хозяин всей этой роскоши – неказистый мужичок, ничем сам по себе не примечательный. Заметив интерес, он радушно пригласил нас к себе в дом, но на вопросы «Зачем?», и «Откуда?» отвечал очень уклончиво. Так мы и не узнали, что он хотел сказать рассаженными на входе игрушками, зато увидели бильярдный стол и познакомились с ласковой кошечкой по имени Люся. В доме у него тоже есть игрушки, и нескольких пупсов он назвал нам по имени. Жилище внутри оказалось довольно уютным, если закрыть глаза на царящий там холостяцкий бардак.
«Ходите, фотографируйте! Где ещё вы такое увидите?» - то и дело повторял мужичок, покуривая папироску.
«Эту вот кошку-копилку я возле магазина нашёл. Её выкинули, потому что у неё отбито дно» - поведал он, указывая на изысканную чёрную статуэтку.
«А этого мишку в урну кто-то выкинул, а я вытащил его оттуда и забрал себе».
«А угадайте, какую из этих чеканок я сам когда-то сделал?» - мужичок кивнул на стену, где висело пять металлических чеканных картинок. Угадать, увы, не получилось, так что он сам показал нам работу своего авторства. Сказал, что у него раньше было таких множество, но все пришлось выбросить, ибо их испортили насекомые.
А музыкальный центр в это время проигрывал песню «Милая моя, солнышко лесное».
Точно зачарованные ходили мы по этому дому, который ощущался как нечто среднее между музеем и барахолкой. Но на кофе не остались, ведь нам предстоял путь до Опёнка, а мы боялись, как бы не пошёл дождь. Поэтому пришлось распрощаться с дяденькой и его удивительным миром игрушек и диковин.

***
Осень тихо крадётся по следу лета. Ветер постепенно матереет, покрывается густой жёсткой шерстью, но в его движениях пока что ещё чувствуется щенячья неуклюжесть. Солнце, хоть редко, но выглядывает из-за облаков, дожди тоже не бесконечны – станцуют изящный вальс или страстное танго – и уйдут восвояси. Восвояси? Это известно куда. К нам, в Петербург они ушли дотанцовывать своё танго с элементами чечётки. Мама уже на это пожаловалась.
Я чувствую приближение осени. Слышу заунывный перебор клавиш фортепиано и радуюсь. Что ни говори, а осень – настоящая живая осень, не отравленная учёбой – моё любимое время года.
Сочные красные ягоды нанизываются на нитку, чередуясь с пламенно-рыжими – это я делаю рябиновые бусы из двух сортов рябины, чтобы потом надеть украшение на шею любимого Странника, порадовать его и окропить осенью.
Над лесом и деревней разносится сиплое карканье ворона.

***

За несколько дней до моего уезда из Москвы произошло печальное событие. Умер пёс Странника по имени Цыган. Он был старой овчаркой с добрыми глазами, и мне выпало познакомиться с ним за несколько часов до его скоропостижной кончины. Мы приехали в дом Странника, чтобы повидать Цыгана, который сильно заболел. Ветеринар подозревал у него рак лёгких. И действительно: собака сильно исхудала и дыхание её было тяжёлым, вымученным, хриплым. Я не могла поверить, что он умрёт в тот же день. Но вот так свершилось. Очень жалко пса.
И всё же, я рада, что успела с ним познакомиться.

***

Уезжая сегодня из Катуара, мы со Странником нашли на помойке красивую плюшевую полярную сову. Она оооочень крутая! Мягкая, пушистая, с очаровательными серебристыми глазками. Назвала её Сильвой. Будет теперь жить у меня.

@темы: путешествия, природа, приключения, коты, живность, Странник, Подмосковье

20:31 

Переславль-Залесский: путь, древность, диван или "Осторожно, женщина едет!"

Чем выше цель - тем круче паденье
Вчера был удивительный день, полный приключений, трудностей и интересных открытий. А началось всё так.

В особо ленивый вечер росомаха сидела в тёплом гнезде и думала: "Съездить бы куда. За впечатлениями. А то, чего доброго, пролежни появятся, ведь я только и делаю что лежу и читаю уже почти целую неделю. Выбраться бы хоть в новый для себя город какой-нибудь. Может, в Ярославль? Или просто за город...."
Тут подошёл к ней Соболь и сказал, да так сказал, будто знал, о чём та думала:

- А как насчёт того чтобы съездить в какой-нибудь древний город около Москвы? Да хоть по Золотому Кольцу?

Росомаха улыбнлась, в который раз удивляясь, как это у них с Соболем так ловко мысли всегда совпадают. А сам Соболь открыл поисковую страницу и стал выбирать, в какой город нам будет удобнее поехать.
Так и началось наше путешествие в Переславль-Залесский.

Мы прибыли на московский автовокзал к семи часам утра. Чего таить - ночь была бессонная, оба маялись, не в силах уснуть до самого звонка будильника, заведённого на 5 утра. Тем не менее, я чувствовала себя очень бодрой.
И вот мы на автовокзале. Купили билет и запрыгнули в большой удобный автобус, приготовишись к путешествию. Как только мы тронулись, я достала плеер и стала слушать музыку, а Соболь, только-только взошло Солнце, стал делать записи в своей тетрадке. Мы оба были очень рады выехать куда-то дальше нашего парка и мы соскучились по приключениям, посему у нас было очень хорошее настроение всю поездку.
Итак, после трёх часов езды мы сошли на автобане в Переславле-Залесском. Долго вертели головами, бросая недоверчивые взгляды то на привокзальный туалет, то на угрюмый серый забор. Мне показалось, что нас просто взяли и высадили где-то на трассе, однако, прохожие подсказали нам дорогу. Да, до города пришлось топать часа три. Мимо проносились машины, мы шли от одного монастыря к другому, коих здесь великое множество, а купола были подобны грибам после дождя и по количеству и по разнообразию цветов и размеров. Тем не менее мы шли. В придорожном магазине купили шоколадных батончиков, чтобы утолять голод (хоть Соболиная Мама и дала нам с собой бутербродов, я боялась, что их не хватит). Мы посмотрели расписание обратных автобусов и пришли в смятение: последний автобус в Москву отходил в 17:45. Этого времени было катастрофически мало, а у нас было так много планов. Но боги всемогущие, как же я люблю Соболя! Он снова будто прочитал мои мысли и сказал:
- Ты очень расстроишься, если мы опоздаем на последний автобус?
- Это было бы неплохим приключением! - ответила я. И я поняла, какая же у нас с ним крутая команда.

Мы шли долго, заходили в каждый встречный монастырь в поисках горячей еды. Забавно, когда мы покидали очередные монастырские стены, Соболь поделился своими наблюдениями:
- Варра, когда ты сказала, дескать, надо выведать, где они прячут еду, я почувствовал себя хищником в Рэдволле.

Я рассмеялась.

Теперь стоит рассказать и о цели нашего путешествия, а именно - о Синь-Камне. Его-то мы и должны были найти, но оба мы понимали, что Камень старсть как далеко. Но продолжали упорно идти вперёд, веселясь, шутя, кормя колбасой бродячих собак, напевая песенки, сочинённые тут же, подглядывая за собачьими свадьбами, снимая мини-репортажи о нашем путешествии.

Через какое-то время мы были уже на крепостном валу. В семнадцатом веке тут ещё стояли деревянные стены. Нам открылся красивый вид, у подножия вала росли пожухлые распушившиеся рогозы, а мы были заняты тем, что считали купола, видные нам с этого места. И насчитали 35 шук. Говорю же - как грибы после дождя.
Крепостной вал, как выяснилось, означал, что мы достигли границы города. Нет, Соболю-то это было известно, он ведь тут уже бывал, а для меня это стало открытием. Пройдя по валу до места, где раньше были ворота, мы спустились вниз и стали решать, как нам быстрее и удобнее будет пройти - по валу дальше или по городу.
И тут мимо идёт мужчина. Я к нему обращаюсь:
- Любезный, а не подскажете ли вы нам как дойти до Синего Камня?
- До Синего? Далече будет! На автобус садитесь.
- Нет, мы пешком хотим. Посоветуйте лишь, как удобнее будет - по валу, али по деревне? - и я махнула лапой в сторону деревушки, из которой он держал путь. Мужчина пожал плечами и пошёл дальше, лишь сказав, что до Камня уж очень далеко пешком. А мы решили идти по деревне. Конечно, Соболь тут же обратил моё внимание, что деревней я назвала поселение внутри бывших крепостных стен, а значит, деревушкой я объявила сам город - Переславль-Залесский, до которого мы таки добрались.
В самом городе мы зашли попить чаю в кафе и ещё посетили музей хитрых приспособлений наших предков. Это было увлекательно, но путь наш лежал дальше. На полу музея была нарисована карта, по которой мы проложили наш маршрут.
И вот мы снова у крепостного вала, только с северной стороны. Там дети устроили покатушки с горки, и у росомахи сразу загорелись глаза. Я влезла на вал по обледенелой лесенке и стала ждать, когда проедут детёныши. Когда подошла моя очередь, детки расступились и кто-то из них сказал: "Осторожно, женщина едет!". Я долго потом выспрашивала у Соболя, правда ли я произвожу впечатление женщины, куда утекли мои детёнышечьи годы и всё в таком духе. А вообще, было смешно это услышать.
Но наш путь лежал дальше. Мы должны били выйти к Плещееву озеру, ведь Камень лежал на берегу.
- А давай срежем через лес? - разом высказали мы общую мысль. И пошли продираться через бурелом.
Мы сделали подношение духам этого леса и попросили у них доброй дороги.
Начался снегопад. Шелестели рогозы и прошлогодние травы. Это было невероятно красиво.
Мы шли по проторенной кем-то тропе, любуясь природой, слушая тишину. Как же это было замечательно.
Но тропа закончилась, а озера по-прежнему было не видать. Веперди был лес, позади был лес, лес был со всех сторон, он пронизывал насквозь своей волшебной тишиной, он заставлял серце зверя биться чаще. Зверя, давно не бывавшего на воле. А тут такое раздолье! Скрипучие стволы, поваленные деревья, непролазный снег...
Человеческие следы оборвались перед узеньким ручейком, а на другом его берегу лежали нетронутые сугробы. Когда мы перепрыгнули этот ручей, я поняла, что мы преодолели сейчас нечто большее, чем просто водяную препону. Этот ручей будто разделял человеческий мир и мир другой. И действительно - на белых страницах зимней книги по эту сторону свой след оставила и лисица и ласка, а теперь и соболь с росомахой ведут свою тропу вперёд, навстречу ночи. Прекрасное чувство.
Мы шли пару часов, разбирая следы, перепрыгивая через многочисленные ручейки, незаметные под снегом. Соболь был просто в восторге, когда мы нашли след ласки, а я очень надеялась увидеть и саму хозяйку этих следов. Но не случилось.
На самом деле это оказалась самая приятная часть пути. К озеру, правда, мы не вышли. Оказалось что мы лишь намотали двухкилометровый круг и вышли к тому самому месту, где зашли в лес. Повздыхав, мы всё же нашли нужную тропу вдоль деревни и вышли к Плещееву озеру. Соболь нашёл.
Надо ли рассказывать как мы шли по льду, продуваемые всеми ветрами, как слезящимися от ветра глазами выискивали Камень на берегу, как проваливались в снег (а иной раз и в воду одной лапой), а нужный нам берег казалось, не приближался, а отдалялся? Да, всё это было. Наш путь по озеру занял примерно три часа. Три часа непрерывной ходьбы под завываниями морозного ветра. Соболю повезло с одеждой - она не промокла и ветер не мог под неё забраться, в отличие от моего вязаного длинного одеяния, насквозь мокрых перчаток и стёртых задних лап неудобными сапогами (которые, однако, не промокали!). Для поднятия духа я затянула воодушевляющую песню, и это мне действительно помогло. Мы шли очень долго. Я даже подумала, что Синь-Камень не хочет меня к себе пускать.
Мои глаза уже застилались нездоровыми цветными пятнами, как вдруг у берега показалась фигурка человека. И ещё одна. И третья. Они что-то выкапывали и размахивал руками, разбрасывая снег.
- Это же Синь-Камень, - устало промолвила я. - Наверняка. Смотри, они ему поклоняются. Может, это ведьмы. Точно Синь-Камень. Мы почти пришли.
Мы ускорили шаг, и я размышляла о том, что как же хорошо, что я не отступилась, не повернула назад (хотя Соболь предлагал), не сдалась. Мы не сдались. И вот он Камень - почти пришли! Ещё двести шагов.... Сто....... Пятьдесят.....
Его ещё не видно, но что ещё могут откапывать здесь три человека?
Вот мы подошли к ним. И горькое разочарвоание залило моё нутро. Три человека откапывали из снега не чудесный Синий Камень. Три человека откапывали из снега... диван. Большой красный диван, вмёрзший в лёд. Диван. Ничего удивительного, просто диван, вмёрзший в озёрный лёд.
Но нет худа без добра - у этих людей мы спросили дорогу. Оказалось, что Камень лежит дальше, там, где начинается лес. И мы пошли искать это "дальше", принимая за нашу цель каждую скамейку, стоящую на берегу, каждый сугроб необычной формы. Между тем темнело.
Пришлось выйти на трассу, чтобы лучше соориентироваться, ведь люди сказали нам, что мы сможем увидеть проход к Камню с трассы. Мы оглядывались на этих людей и увидели как они равернули яркие паруса и заскользили по замёршему озеру на специальной доске. А тайну дивана я так и не узнала.
Сумерки сгустились быстро. Мы брели по неосвещённой трассе. Впереди виднелись постройки и свет. Я еле дошла до туда.
Там было несколько пустых торговых лотков, а табличка гласила: "Трактир". Но всё было пусто. Правда, там стояли две женщины.
- Мы ищем Камень-Синь. Пеший путь держим из Переславля, - поведала им я.
- Из Переславля? Пешком? Ну и ну! Хотите купить магнитик? - что-то в этом роде ответили они. Ещё они сказали, что подвезли бы нас, но место в машине только одно было.
- А Камень где? - спросила я.
- Да вон там, внизу, у беседки.
И мы двинулись туда.

И вот он Камень Синий - перед нами. А мы перед ним. Наша цель. Достигнутая. Я стояла перед ним - растрёпанная, замёрзшая, промокшая, вымотанная. Но счастливая. Древний Камень был холоден как лёд.

Позже мы стояли на трассе, ловя попутку до Переславля. Нас повезло, хоть машины тут ходили очень редко. Вторая по счёту машина остановилась, внемля нашему призыву. И мы сели в тёплый салон.
- Я писатель, я собираю информацию о древних местах России, - заявил Соболь. Хозяева машны - пожилая чета - очень этим прониклись. И посоветовали нам как лучше добраться до дома.
Нас высадили в центре, и мы сели на автобус до автобана. Оттуда мы хотели автостопом добраться до Москвы.
Но.... нам повезло, ведь оказалось, что последний автобус до Москвы отходит не в шесть, а в половину девятого. Мы выдохнули спокойно и пошли в ресторан армянской кухни - отпраздновать счастливый конец нашего приключения. А ведь Соболь думал, что нам придётся ночевать в лесу.
Но всё получилось очень удачно, и вскоре мы уже спали в тёплом уютном автобусе, который вёз нас домой. В нагретое уютное гнездо.

@музыка: Мельница - Зима

@настроение: удовлетворённое жизнью

@темы: путешествия, приключения, Соболь, Синь-Камень, Подмосковье

По следам росомахи

главная