• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: приключения (список заголовков)
18:00 

Большое летнее путешествие: Нильмогуба

Чем выше цель - тем круче паденье
2 июля 2017 года в 9:50 утра от Ладожского вокзала города Санкт-Петербурга отъехал поезд с сообщением Москва-Мурманск. И в комфортном чистеньком купе сидели мы – я и Странник, с предвкушением глядя в окно. До Чупы ехали один день и одну ночь, пересекая торопливые реки, речки и речушки: Янегу и Яндебу, Свирь и Челму, Шую и Суну, Ундуксу и Кереть…
Странник много рассказывал мне о его самом любимом месте в мире, и я, разумеется, по-своему его представляла, будто слушала сказку о далёких землях, о таинственных берегах. И вот, я еду в эту самую сказку. Туомитар тоже с нами: сидит на верхней полке.
Около четырёх часов утра мы прибыли в Чупу, примкнули к группам из Полярного Круга – детского лагеря. Нас повезли на машине в деревню Нильмогубу, и два часа машину трясло на ухабах. Промелькнула чья-то аккуратная ухоженная могила. Прямо в лесу. Только потом, на одной из экскурсий, я узнала, что здесь покоится почтальонша, насмерть замёрзшая на этом месте в сороковых годах. Она возвращалась из Чупы. Сейчас никакой почты в Нильме нет.

Нильмогуба – крошечная деревенька, почти погибшая до того как здесь, на берегу Кандалакшского залива Белого Моря, Михаил Сафонов организовал дайв-центр, а вслед за ним и детский лагерь. Вот мой Странник-то и являлся завсегдатаем каждой программы, пока не вырос. Теперь же мы приехали сюда просто как взрослые отдыхающие.

Белое Море удивительно. Но, признаюсь, сначала оно меня разочаровало. Я представляла себе нежное песчаное побережье, бескрайнее серебро воды, стекающее за горизонт, и робкие туманные берега, послушно расступившиеся в стремлении дать морю побольше пространства. Что-то вроде Финского Залива, только больше, мощнее, величественнее. Но не тут-то было, и то, что сначала мне показалось не то невнятным озером, не то обширной лужей, оказалось ничем иным как Белым Морем. Самым натуральным Белым Морем.
Шёл отлив, и обнажилась илистая литораль, покрытая фукусами, поросшая астрочкой, усыпанная случайными камнями. Только потом я осознала всю её прелесть, находя всё новых и новых интересных живых существ – от двустворчатого моллюска мии до полумёртвых многощетинковых червей нереисов, рачков-балянусов и морских звёзд. И Белое Море, представленное в Нильмогубе чередой заливчиков, изрезавших берег, открылось мне по-новому, закружило голову богатой фауной, вишнёвыми закатами, удивительными островами.
Я впервые увидела живую морскую звезду. Благодаря справочнику беспозвоночных Белого Моря, стоящему на полке в столовой дайв-центра, я узнавала уйму любопытных подробностей о существах, которые мне попадались. Морские звёзды, например, питаются, выбрасывая свой желудок внутрь пойманной ими мидии, и желудок переваривает её прямо в створках.
Так же сбылась моя мечта по поводу медуз. Никогда прежде их не видела, а тут сразу два интересных вида сцифоидных медуз – аурелия и цианея. С каким восторгом стучало моё сердце, когда я выбежала на причал и увидела их! Кучку маленьких аурелий и единичных цианей, похожих на каплю крови. Аурелию можно держать на ладошке, она не в силах стрекотнуть. Много позже мне даже удалось поймать в чашку Странника прозрачную гидромедузу вида Bougainvillia superciliaris.

***

Речка Нильма, на берегах которой ютится одноимённая деревенька, не может похвастаться длиной – всего четыре километра от Нильмозера до моря занимает её русло. Экскурсия к её истоку выпала на промозглый дождивый день, а путь пролегал по заболоченной тропе и комарятнику. На обратном пути я утопила в болотце свой любимый тапок, и Странник, пыхтя и ворча, копался в холодной грязи в его поисках, не подпуская туда меня. Потом он плюнул и сказал, что о тапке надо забыть, но я решительно отпихнула любимого, сама влезла в жижу, и, пошарив там, таки достала противный перепачканный шлёпок и с победным видом водворила его на законное место – на лапу. И да, это было не последнее приключение моих тапочек. В дайв-центре какой-то ребёнок с невозмутимым видом прихватизировал мои тапки, после чего я чёрным маркером написала на них грозное указание: "Не брать!".

***

Вокруг Нильмогубы не так много достопримечательностей, до которых можно добраться пешком, не по морю. Одно из таких мест – Каньон Панфилова Варака. Мы в первый же день приезда отправились со Странником туда. И это было ужасно. Да-да! Не предупреждённая о гадких кровососах, я надела штанцы по колено и футболку, предоставив комарью целое раздолье: кусай – не хочу! И закусали жутко, так, что я даже бросилась бежать, лишь бы отстали. Но Странник сулил прохладное приятное озеро, заполнившее дно каньона, и я с вожделением думала о скорейшем прибытии на место, но получила тёмную лужу, замусоренную камнями. Не сумев насладиться видами и красотами, получив крайне неудачные фотографии, я в расстроенных чувствах поспешила назад. Мы сразу пошли к реке Нильме, чтобы освежиться, и это помогло мне почувствовать себя лучше, пусть дно и было чрезвычайно каменистым, а течение бурным. Странник смастерил тарзанку, свесил её с мосточка, и я, цепляясь за неё, смогла побарахтаться в стремительном потоке. Вода отличная, приятная, чистая.

В другой день мы ходили на каньон с экскурсией. Все экскурсии у нас вела Настя – жена Михаила Сафонова. Она замечательный экскурсовод, трепетно относящийся к природе и этому почти дикому краю. Мы примчались к Вараке по морю, на катере. Да, так тоже можно, так быстрее. И я уже была подготовлена: длинные штаны, накомарник, куртка, сапоги. Не подобраться кровопийцам.
Каньон является карьером, здесь добывали слюду ещё с петровских времён. Чёрный биотит и золотисто-зеленоватый флогопит в изобилии рассыпаны по дну карьера, но вот прозрачного мусковита здесь не обнаружено, и геологи сомневаются в том, что здесь его вообще добывали, хоть он и упоминается в старых текстах.
Грозно нахмурены кустистые бровки над мутным глазом-озером. Торчат из тела скалы позабытые чёрные буры. Искрится белоснежный кварц на солнце, греет спину розовый полевой шпат. Нутро земли вывернулось наружу, некогда покорное движению ледников. Посеребрили камни и склоны седые лишайники кладонии: ломкие, хрупкие, хрустящие, лишённые живительной дождевой влаги.
Шикша и вереск, брусника и черника, седмичник и майник дружно живут в этих лесах, бок о бок.
И чьё-то большое гнездо нависает над смертоносным обрывом.
На правой бровке высится геодезическая вышка. Триангуляция. Старая покосившаяся установка, сколоченная из давно посеревших досок, недолго ей осталась.
На левой бровке ржавеют позабытые подвесные вагонетки. Когда-то их поднимали по канатной дороге.
В этот раз поход на Вараку оказался более удачным. Я всё увидела, всё прочувствовала, сфотографировала и записала. Был даже организован обед над головокружительным отвалом.

И в третий раз мы пошли на каньон уже совсем перед уездом, позвав с собой старинную подругу Странника Катю, которая живёт в Нильмогубе. Там, на одиноком тихом склоне, развели костёр, испили чаю и душевно посидели.

***

Поселились мы со Странником в двухэтажном домике между деревней и дайв-центром. Кормились и мылись в дайв-центре. Кушали мы хорошо, вкусно. Там шведский стол, и стол этот ломится от яств: тут и пирожки, и сладкое, и фрукты, и суп, и мясо, и гарниры. Каждый день – разное. Был даже жульен из кальмаров, но я не настолько гурман, хотя у Странника это самое любимое блюдо там. А я больше люблю свинину по-французски.
От Дома №1, в котором расположена столовая, мы часто прогуливались до причала, ведя неторопливую беседу. Эдакий вечерний променад. И как-то раз мы пришли на причал уже ночью, когда закат плавно перетекал в рассвет. В это время года темнота никогда не опускается на Белое Море. Под небом, сочащимся тягучим мёдом, по лиловеющей солёной воде скользили удивительно красивые черви нереисы. Гибкие, словно полупрозрачные змейки цвета халцедона, нереисы спешили на нерест, значительно припозднившись в этом году из-за холодной весны. Туда-сюда, несколько десятков, и вся вода была в движении. Но после своего великолепного танца черви зароются в песок и будут ждать смерти. Потом, через пару недель, море вынесет их тела на берег, и у всех хищников литорали будет сытнейший обед. Это редкое зрелище. Редкое и прекрасное.

***

Нильма – не единственная река в округе. И не единственная деревня. 5 июля мы совершили морскую прогулку к поморской деревне Чёрная Река, что озарила своим присутствием летописи более четырёх веков назад. О, прекрасна Чёрная Река и деревня, названная в честь неё! Неторопливо течёт, ровно. Питает стоящие на берегу бани. Радует взоры местных жителей. Право слово, вот в этой деревне я бы и поселилась. Странник разделяет мой восторг, но в Чёрной Реке нет работы и трудно добраться до магазинов, а до ближайшей дороги – и подавно. Но всё же тут живут. Например, семья, так же как и мы, всегда желавшая сбежать из пыльных городов. И они сделали это! Но об этом чуть позже.
Мы высадились в двух километрах от деревни, по пути зашли на красивое болотное озеро и посмотрели огромный муравейник с меня ростом. Первым нас встретило не огороженное деревенское кладбище. Могил немного, и все ухожены. А посреди кладбища стояла странного вида часовня, чьи стены имели изгиб. Внутри главенствовало вырезанное из дерева изображение распятого Христа, а за ним висели самые разнообразные иконы. Мы узнали, что отсюда любую икону можно взять, если есть в том нужда. И принести свою, если хочешь сделать доброе дело.

А построил часовню дядя Паша. Павел Шелков. Тот самый, кто из города сюда перебрался с женой, порвал паспорт и зажил по-своему. Он был священником, но поругался с РПЦ на почве того, что ему крайне претил обряд пронзания просфор. Мол, как можно тело бога, даже символически, протыкать, имитируя казнь, если ты этого бога любишь? Это всё равно что порвать фотографию любимого человека.
«Не впадайте в ересь» - был ответ, и в итоге дяде Паше запретили служить, а церковь, которую он построил в самой деревне, и до которой мы ещё не дошли, опечатали.

Когда экскурсия пошла смотреть эту на самом деле красивую постройку, мы со Странником отправились к дяде Паше в гости. Странник его хорошо знает и дружит с ним. В избе царил полумрак, ведь электричеством тут пользуются только в мастерской. Нас радушно встретили, усадили за крепкий добротный стол, угостили козьим молоком и хлебом только что из печи. Рядом, на столе, матовым блеском переливалась россыпь глиняных узорчатых бусин. Почти всё в этом доме и сам дом Павел Шелков сделал своими руками. Посуду они с его женой Люсей слепили из глины, найденной у моря, и обожгли. Мебель дядя Паша сколотил из кривых стволов деревьев. Отдельная песня – туалет. Не туалет а бомбоубежище, хи-хи. Настолько мощный сруб, что стены чуть ли не толще моей головы. Дверка небольшая, порог очень высокий, и сам домик из-за этого похож на собачью будку. Во дворе стоит деревянный конь в натуральную величину – игрушка для детворы. Ох, был бы у меня такой в детстве! Очень, очень интересно и красиво здесь всё. Нашего жалкого получаса катастрофически не хватило на то, чтобы охватить взглядом все чудеса этого жилища.
В таком доме как же без живности? Козы важно прогуливаются снаружи, весёлая собачка встречает гостей внутри. Ну и кошка, ибо как дом может быть уютен без кошки? Да только кошка непростая. В смысле, не простая деревенская мурка, а настоящая гавана – чёрная ориенталка. Зовут эту восточную красавицу Габи, и её привезла из Москвы их дочь. Габи сменила двух хозяев из-за невозможности ужиться с детьми.

Удивительный дом, удивительная семья. Как жаль, что у нас было так мало времени на общение! И дождь зарядил как назло. На память Павел Шелков подарил мне глиняную бусину в виде крокодильчика. Это правда ценный и дорогой сердцу подарок, ведь он сделан своими руками, да какими талантливыми. Мы хотели заглянуть к дяде Паше с тётей Люсей и в другой день, но так и не сложилось, увы.

***

Дайв-центр – место хорошее, бурлящее энергией и постоянной деятельностью. И для всех желающих были организованы две лекции с мастер-классами по кулинарии. Ух, как это было интересно и вкусно!
Первая лекция и мастер-класс были посвящены быту и кулинарии поморов.
А вторая – истории русской гастрономии.
Вёл их Александр Коцкий, профессиональный повар, кормящий ораву студентов на Беломорской Биологической Станции.
Он рассказал нам, что на побережье Белого Моря не выращивали зерновые культуры, а главными продуктами поморов была рыба и репа. Так же популярными являлись две каши: саламат (из ячменя, на сале с молоком, не сладкая) и загуста (из ржаной муки). Масло у поморов появилось поздно, они не выращивали масляные культуры. Так же характерные поморские блюда: ушное (мясное блюдо с репой, луком и, позже, морковью), жарёха поморская (пареная рыба, уложенная слоями), жаркое из лося (кусок, запечённый в сале).

Но на мастер-классе мы готовили следующее:
- луково-гороховая похлёбка
- фаршированный лук
- салат из капусты с прибрежными пряностями
- жареная треска
-морс

Как видите, пришлось в срочном порядке начать любить лук.
Проходил этот чудесный урок кулинарного искусства у костра, на живописном Зелёном Мысу, неподалёку от заброшенной медвежьей лёжки, усыпанной тюленьими костями. Красота!
Надо сказать, больше всего мне понравился фаршированный лук, а точнее, его начинка. Мелко рубленная говядина напополам с салом, мррр! Я выела пяток луковиц, а Странник поглощал угощение прямо вместе с луковой «скорлупой». Похлёбка оказалась водяниста, а жареная треска слишком треска для меня.
Гораздо вкуснее дело обстояло с кухней русской. О, там мы готовили настоящие лакомства!
А вы знали, что традиционный русский кисель – это не привычный нам ягодный тягучий компотик, а скисшее зерно, которое сварили, а потом охладили? Получалось что-то вроде пудинга. Но нет, готовили мы не это.

В меню у нас значилось:
- кура, маринованная в чесноке с калганом
- лепёшки на сметане, на камне печёные
- буженина в земляной печи
- быстро посоленные огурцы

Самым вкусным блюдом оказалась курица. Аж слюнки текут, когда вспоминаю. Пряная, яркая, сочная, ароматная… А с лепёхами – так вообще шик. Буженина тоже получилась вкусно, но она так долго готовилась, что в животах места на неё уже не хватило, поэтому она отправилась в столовую. Зато готовилась она интересно: после всех приготовлений в виде сдабривания приправами, мясо, завёрнутое в фольгу, опускается в ямку, на дне которой насыпаны угли. Дальше это дело заваливается углями ещё и сверху и закапывается. Готовится два часа.
Это были ооооочень вкусные и интересные деньки. Повар – приятная личность, всё рассказывал, показывал. Думаю, некоторые из этих блюд я приготовлю дома в духовке.

***

В один из дней, а точнее 6 июля, я побрела на Нильмское кладбище, пока мой благоверный парился в его любимой баньке. Кстати, я тоже там полюбила париться, и единственный раз, когда я в этот приезд искупалась в море, состоялся как раз благодаря бане.
Ну а теперь о кладбище. Могил там оказалось немного: всего несколько десятков, и большинство из них заняты некими Лангуевыми и Павловыми.
Но самые старые, плохо сохранившиеся могилки принадлежат семье основателя деревни и ему самому. Иванов Иван Филатович, 1881-1953. Именно его надо благодарить за то, что здесь образовалось это поселение.
Я заметила, что на многих крестах повязано полотенце. Видать, какой-то обряд.

***

7 июля мы познакомились со стаей ездовых собак. Здесь зарождается питомник маламутов, и покамест он насчитывает четырёх маламутов, двух метисов хаски и двух дворняжек. Нам позволили погулять с ними по берегу моря.

***

Очень интересными и запоминающимися стали поездки на острова, коих в округе великое множество. И первым делом мы посетили великолепный Кастьян. Он же Косьян на старых картах. Название скорее всего означает, что тут варили еловую смолу. Но это не точно.
Именно у подножия Кастьяна я выловила гидромедузу.
Здесь очень красиво и привольно. Остров большой, почти на сто процентов состоит из гнейса – метаморфической породы, самой древней на Белом Море. Когда-то в незапамятные времена, по этим скалам бродил угрюмый ледник. Даже сейчас можно найти следы от его когтей – длинные борозды.
Скалы плавно сползают в море, будто стекают, подобно густому крему, образуя лагунки и ванночки, которые приглашают искупаться. Я не купалась, ибо чувствовала себя нездорово, боялась простудиться, ведь стылое море Севера – это вам не ласковая бирюзовая волна южных морей.
По острову ходить надо осторожно, по тропкам, а то вытопчешь редкие лишайники.
Рядом с Кастьяном приютились два островка, оба называются Белые – Большой и Малый. Они соединены перемычкой, и с одного ракурса напоминают по форме человеческие лёгкие.

Остров Великий и крохотный островок Величаиха – строжайше охраняемый заповедник. Туда даже подплывать нельзя. А охраняется там птица гага.

Остров Оленевский – тоже крупный живописный остров с песчаной литоралью. Именно тут мы нашли много интереснейших животных: пескожилов, креветок, моллюсков и даже камбалу. Здесь видно, как идёт прилив, заливая следы на песке. Я сидела на камне, пока не оказалась окружена водой.

Остров Кокоиха. До него добираться немного дольше, чем до Кастьяна, но зато по пути дикая белуха явила нам свою белоснежную спинку. И красавец-тюлень не замедлил объявиться.
Пляж Кокоихи укрывают бесчисленные камешки с полосатыми боками, абсолютно замечательные. А над костром уже попыхивает котелок, ждёт в свои объятия мидий. Да, мидии оказались весьма вкусны, особенно на фоне голодного желудка. После ужина группа туристов, в числе которой состояли и мы, расселась у огня. Женщины стали петь песни. Ну как тут устоять? Я стала петь тоже. И как же было приятно, когда меня просили петь снова и снова! И я пела, наслаждаясь этим вниманием.

Потом, ловя на шкуры капли заката, мы двинулись обратно. И перед сном, когда мы уже уходили из Дома №1, Странника окликнул его приятель и угостил нас настоящим камчатским крабом, выловленном в Баренцевом Море. Объеденье!

Но вот утром была грусть-печаль. У Туо сломалась шея, и мы в срочном порядке делали ей операцию: вспарывали и ставили дополнительную проволоку. Это ей не сильно помогло, и шея теперь не фиксируется.

***

16 июля была интересная лекция по эволюционной биологии, которую вёл Марков Александр Владимирович.
А потом мы поплыли на экскурсию в бухту Биофильтров. Нет, там не стоят установки, фильтрующие воду, ха-ха. Биофильтры – это животные, которые там обитают. Моллюски, рачки и прочие. А на скале белой краской нарисован бегущий мамонт. Это профессор К. А. Воскресенский в 1938 году искал здесь место для ББС и решил отметиться.
Конечно, на Биофильтрах мы тоже пили чай и гуляли по берегу. И готовили настоящие правильные драники, которые «не висят как собачье ухо, а стоят как…» Ну, в общем, отличные были драники.
Дошли до Киндо-мыса, где я нашла беличий череп, который, впоследствии, подарила Кате.

***

20 июля Странник сломал свой любимый нож на острове Большой Епишкин. Мы вместе с Катей грелись у костра, после того как помогли ей прополоть огород и получили в награду тарелку вкуснейшего плова. У неё дома живут козы, куры и даже олени. И индюшка! Я была в полном восторге.

***

В Кандалакшу мы уехали в ночь с 21 на 22 июля. Отсюда началась вторая часть нашего грандиозного приключения, о которой я расскажу в следующем посте.
В целом, в Нильме мне очень понравилось. Море впечатлений, воспоминаний и эмоций. Я рада, что оказалась там.

***
Очень досадно, что этот пост писался так долго. Но спасибо Рафе за животворящий пинок.

@настроение: тёплое

@темы: путешествия, природа, приключения, живность, друзья, Странник

19:41 

На плоту

Чем выше цель - тем круче паденье
Солнышко пригревало, вода тихо плескалась о борт причала. Причала? Ну, возможно то было когда-то причалом. Возможно, с его нагретого настила закидывали удочки рыбаки. Но сейчас всё совсем иначе. Сейчас этот крохотный кусочек сколоченных досок с заботливо установленными перильцами разрезает бурые торфяные волны реки Сестры. И мы на нём - рысь и росомаха - два бравых море-...эээ... рекохода. Стоим друг к другу спиной, у каждой в лапе по палке. Плот манёвренностью не отличался, приходилось то и дело подгребать, либо отталкиваться от берега, от веток, от топляка. Извилиста река, богата на повороты и завалы. Преодолевали мы их под весёлую и бойкую песню. Тыкались в берег, а спины наши расчёсывали нависшие над водой ветви. Стукались и кружились, теряли равновесие, хватались друг за друга, но не утрачивали бодрости духа, а оставались открытыми к новым поворотам.

За излучиной реки,
Взгляну разок за излучину реки
Ее поток мне добавит сил,
Он мне помог, и летят мои мечты
За излучину реки, за излучину реки...
(с) Покахонтас.

Да, знания текста этой песенки нам сильно не хватало, ибо уж очень, очень подходила под ситуацию и настроение.
Мы проплыли маршрут от Берёзы до Порогов. Знаю, что моим дорогим читателям эти названия ничего не скажут, поэтому поясню для сравнения. По суше это расстояние проходится минут за двадцать, а по реке мы плыли ровно два часа.
Миновали и водопадик при "Соколятах", и Омут, и Большой Камень, и Брод, и Детский Пляж, и Наш Мост, и Водокачку. Все эти объекты я смогла увидеть с абсолютно другого ракурса, как никогда не видела. Захватывает дух. И посмотреть на привычные вещи под новым углом - дорогого стоит.
Где-то у реки пролегло поле для гольфа, об этом нам поведали многочисленные мячики, застрявшие в корягах. Мы выловили три мяча. Я всегда думала, что они плотные, как теннисные или бейсбольные, но они лёгкие и полые как мячики для пинг-понга!

Недалече от чужого моста нас поджидала неприятность. Преграда. Упавший поперёк реки ствол черёмухи. Толстое бревно нахально перекрыло путь, и наш грузный плотик никак не мог оставить его позади - лишь сиротливо бился углом о серую кору. К слову, плот мы со Странником нашли в реке на майских праздниках и привязали к берегу у Берёзы. А потом приехала Кора и мы отправились в плаванье.
Проблема с преградой требовала срочного решения. И я придумала, что можно сделать. Я попросила Кору сесть на бревно, и сама тоже слезла с плота. Облегчённое плавсредство мне с большим усилием удалось перетащить через ствол и притянуть прямо к бревну с рысью. Вновь сгрудившись на плавучих досках, мы продолжили путь.

На самом деле, это лучшее приключение за последнее время. Это стопроцентно останется в моей памяти как неимоверно приятное воспоминание, и я буду возвращаться к нему вновь и вновь.
Возможно, если плот не украдут, мы продолжим плаванье и достигнем аж Разлива! Надеюсь, это осуществится. Правда, Коре об этих грандиозных планах я ещё не сказала :)

@темы: Белоостров, друзья, приключения, река Сестра

18:00 

Москва: Поведники, велосипедная прогулка и грандиозный обмен

Чем выше цель - тем круче паденье
Солнце сменялось снегом, снег – градом, град – дождём, а дождь снова солнцем. Облака как безумные колесили по небосклону, собираясь в грозные тучи, а затем снова разбегаясь по углам. В тот день, 23 апреля, я первый раз в этом году оседлала велосипед. Но не свою верную Славушку, нет. Славка до сих пор дожидается меня в надёжно запертом сарае в Белоострове. В этот раз я крутила педали чужого велосипеда – чёрного, с широко распахнутыми рогами руля. Этот железный конь принадлежит семье Странника.
Да, я опять очутилась в Москве, и за этот короткий приезд случилось со мной немало приключений. Начну с конца.

В субботу, 22 апреля, мы с колонком спланировали большой и насыщенный день. Сначала состоялась встреча с Севером по одному очень важному и радостному поводу. А начинается это история в январе. Тогда, в снежную пору пришла в мой дом долгожданная посылка из Шадринска – мамин подарок на Новый Год для меня. В коробке должна была находиться керамическая фигурка куницы, сотворённая мастерицей из этого самого города. Мама купила её в интенет-магазине, но нерадивые продавцы всё перепутали. Из синей картонной коробки я достала лису. Той же мастерицей созданную. Лиса прекрасна, ничего не скажешь, но ситуация вышла досадная. И я сразу же поделилась печалью со своими друзьями. Север попросил меня выслать фотографию фигурки, и я удовлетворила его просьбу. Дальше состоялась весьма необычная сделка. Север попросил меня продать ему лису, а я предложила не продать, а обменять. На каркасную игрушку по моему заказу. Север же тоже мастер, как и та леди из Шадринска. А мама тем временем попросила меня связаться с этой мастерицей напрямую и уже у неё заказать куницу. К слову, эта куница уже ждёт меня дома.
И вот, в минувшую субботу состоялся торжественный обмен. Я получила свою долгожданную харзу Кирли – прехорошенькую велюровую зверушку с головой из полимерной глины, с мягким хохолком на затылке, с искристыми разноцветными глазами. А Страннику досталась ласка по имени Свечка, которую он честно выиграл в конкурсе в ТИЛЗе. Теперь он с ней не расстаётся.
Совершив обмен, мы поехали в Поведники, в отчий дом Странника. Выпал приятный момент, когда вся его огромная семья разъехалась по делам, и на участке кроме нас были только собаки – цвергшнауцер Барон и немецкая овчарка Чонгар. Благодаря такому затишью я смогла устроить для Кирли, Свечки и Туомитар фотосессию на природе, а так же пофотографировать прекрасное убранство дома. Делать это в присутствии кого-либо из семьи я бы не рискнула.
Но потом колонковая родня начала постепенно возвращаться домой, а я испугалась и забилась в подвал. Ну как подвал, там целая комната, в которой нас устроили на ночлег. Вот в ней я и спряталась среди подушек, взяв с собой книгу. Потом вылезла, конечно, к столу. На вечер были обещаны шашлыки, и я с нетерпением их ждала. И изо всех сил пыталась скрыть разочарование, когда их поставили на стол. Всё-таки правильно я поняла ещё летом: здесь самыми лучшими шашлыками считаются сухие жёсткие угольки, в которые превращаются сочные куски свинины на решётке. Я с трудом сжевала пару таких кусочков, а потом провела много весёлого времени на белом друге.
Вечером распалили баню. Сколько же раз в жизни мне понадобилось посетить парную, дабы понять, что получать удовольствие от пота, жары и удушья я не умею. Поэтому Странник сидел и кайфовал на самой верхней полке, раз за разом выплёскивая на камни ковш воды, а я ютилась на нижней, а то и вовсе на полу, когда особо припекало. Но зато я провела время с любимым, и это очень приятно. Приятно ещё было устроить покатушки по мыльному полу огромной душевой, но зад откликнулся на эту радость саднящей болью уже потом, в кровати.
А на следующий день мы поехали кататься по окрестностям на велосипедах. Заглянули на Троицкий святой источник и ужаснулись тому, во что скромный лесной родничок превратили попы. То есть, я ужаснулась, а Странник, уже видевший всё это безобразие, лишь хмуро насупил брови, рассказывая о том, как тут было раньше. А раньше люди здесь выказывали почтение целебной воде, украшая деревья яркими лентами. Но пришли другие люди, посрывали ленты, в дерево вбили икону, нагородили построек и объявили родник своим, православным. Теперь верующие люди испрашивают разрешения в часовне, чтобы припасть губами к освещающей чистой воде. К воде, которая никогда не принадлежала людям. К воде, рождённой лесом.
Далее путь лежал в посёлок Троицкое, в местный зоопарк. Нас успел побить град, посыпать снег, не забыло обласкать и солнце. А у моего велосипеда оказалось такое низкое седло, что я едва ли не задевала коленями подбородок, и если по асфальту и можно было как-то ехать, то по разбитым лесным тропам это было сущее мучение.
В зоопарке мы увидели кучку лисиц, волка, медведя, оленей и рысью чету. Самец был крупным и статным, его мех лоснился, а из груди то и дело доносились разные утробные звуки – это он так общался. Самочка же отличалась размером поменьше, миниатюрной изящностью и… страшно драным хвостом. Просто веточка с чёрной метёлкой, а не хвост!
А ещё там жил двугорбый верблюд. Странник сказал, что именно его именем назван весь этот зоопарк. Мы подошли к бурому зверю и покормили его капустой. До чего же исполин! Я и не думала, что бактрианы такие огромные! Больше любой лошади. Да одна его голова как половина меня! Верблюд смачно чмокнул меня в макушку, а потом попытался откусить руку.
Под вечер мама Странника завезла нас в квартиру. И там нас ожидала неприятность. Переступив порог, Странник принюхался. Откуда пахнет тухлым, если мы вынесли весь мусор перед уездом? Я подумала, что забыли что-то в комнате. Колонок погрешил на водопроводные трубы. Но всё оказалось куда трагичнее. Умер хомячок Странника. Пришлось выходить на улицу, чтобы похоронить зверька. Благо, земля уже оттаяла. На душе стало грустно, хоть я и не была привязана к этому существу, и почти с ним не общалась. Теперь у Странника остался только один хомяк, кусачий.

@темы: потери, коллекция, куньи, живность, велосипед, Странник, путешествия, приключения

17:49 

Мясо и пиво

Чем выше цель - тем круче паденье
Пятница. Я сижу в торговом центре в кафе. По левое плечо плещется фонтан, а прямо перед носом – пиво в бокале. Я жмурюсь и делаю глоток. Повсюду шум, гам, какая-то далёкая музыка. Вода бьётся о воду, падая с огромной высоты. Пиво щиплет язык, распространяя по нему противную горечь. Смогу ли осилить весь бокал? В Таллине не смогла.
Жду своё мясо. Сочный стейк из мраморной телятины. Надо же себя иногда баловать. И пиво, бесплатно налитое в подарок к стейку, надо вылакать. Не оставлять же, в самом деле. Но право же, какая мерзость. А ведь кто-то пьёт с удовольствием, наслаждаясь каждым глотком. Для меня же этот бокал превратился в испытание. Принесли мясо. Просто кусок говядины на деревяшке. Без гарнира. Съела. Самый обычный кусок мяса, ничем не выдающийся. И пива осталось лишь пара глотков. Надо сконцентрироваться, представить весёлых ирландцев в пабе, цветочные холмы, мастеров-пивоваров, блюдущих тайны древней профессии. А не загаженную парадную с неприятными товарищами в спортивных костюмах. Увы, исправить ассоциативный ряд не вышло, и этот чуть кисловатый запах навсегда будет для меня считаться запахом социального дна, каким бы дорогим ни был сам напиток.
Торопиться некуда, Странник ещё долго будет гулять по выставке, на которую попасть мог только один из нас. Можно делать передышку после каждого глотка.
Ох уж эта манера Странника, которую можно описать расхожей фразой: «Всё своё ношу с собой». Из-за неё его не хотели пускать на Жар-Птицу – выставку народных промыслов, на которую он так хотел попасть. Это был тяжёлый день, и нервы мои были к тому моменту уже вымотаны, ибо я заблудилась в адском метро, на адской станции Выставочная. Но я поступила правильно, на сей раз не дав волю своей слабости. Я забрала из рюкзака Странника непонравившиеся охраннику предметы, и колонок смог пройти на выставку. А я, пускай и напуганная, и выбитая из колеи, и более всего мечтающая о том, чтобы Странник был сейчас рядом, пошла в кафе, где мне подали бокал тошнотворного пива, возможно даже неплохой марки, и хорошо прожаренный стейк.
А Странник был счастлив. При встрече с ним после Жар-Птицы была счастлива и я, забыв все стрессы того дня. Ведь я в кои-то веки поступила правильно. Нет, не когда с трудом осушила бокал дармового пойла. А когда прежде подумала о счастье любимого, чем о своём благополучии.

@темы: еда, Странник, Москва, приключения, путешествия

03:02 

Страшилка и Финский Залив

Чем выше цель - тем круче паденье
Сегодня у меня случился тематический день страшилок. А началось всё с того, что ночью мне снились какие-то приставучие кошмары, а днём мы с Корой сели смотреть жуткий русский мультфильм "Носферату. Ужас ночи". О, вы думаете, он жуткий из-за того, что там вампир убивает людей? Как бы не так.
Ужаснуться.
Страшен (и смешон до колик) этот мультфильм своей анимацией, модельками и озвучкой. Мы с Корой хохотали до упаду.
А потом, досмотрев сию специфическую ленту, мы вышли из дома, чтобы полностью погрузиться в атмосферу хоррора.
Мы пошли на квест. Вместе с Надей - ведь это развлечение в честь её Дня Рождения, который был в феврале.
Наш хоррор-квест, как и все квесты, заключался в том, что надо было выбраться из комнат. И, собственно, детектива из этого не получилось, ведь мы не искали улики, как было обещано на сайте, а разгадывали головоломки в поисках ключей. Тупили страшно, пользовались подсказками, время поджимало, но мы таки добрались до последней комнаты, в которой находилось то, ради чего я вообще голосовала за выбор именно этой истории. Бассейн с шариками! Мечта детства.
Ещё когда я первый раз в жизни пришла в Икею, и меня не пустили в детскую комнату, потому что кое-кто перерос допустимый размер, я стояла, прилипнув к стеклу, и с завистью смотрела как детишки резвятся в бассейне, наполненном шариками.
И сегодня я, наконец, сама в таком бассейне "поплавала". Конечно, антураж был совсем иной, чем в детской комнате Икеи, но я всё равно получила массу удовольствия. Лежишь под этими шариками, и света не видишь, шарики повсюду, и не дают тебе перемещаться. Я и не думала, что выбираться из бассейна будет так сложно.
Когда квест закончился, мы снова залезли в шарики, чтобы нас сфотографировали, и я зарылась в них с головой, а там уж не удержалась и один шарик погрызла. Легонько, чтобы никто не заметил. Противиться такому искушению я не смогла.
Было приятно провести время с лучшими друзьями. Прямо как в детстве, когда гулять ходили весёлой компанией.

***

А вчера я гуляла по берегу Финского Залива с одним знакомым рысём. Это было так удивительно и великолепно, что и словами не выразить!
Вроде обычная прогулка по обычному маршруту - но столько всего чудесного мы затеяли. Например, пытались потопить оторвавшуюся льдину, закидывая её камнями. Или валялись в снегу, зернистом как битое стекло. Или исследовали случайно найденное поле для гольфа. Газончик там был идеальный, а вот лунки закрытые, увы. Так что очередная моя мечта детства - посмотреть, что находится в лунке для гольфа - пока остаётся не сбывшейся.
Дойдя до Курорта, сели на лавку, чтобы отдохнуть. Рядом красовалась вывеска о том, какие услуги предоставляются в этом санатории.
И я выдала перл: "Я бы хотела попробовать грязелечение. Это ведь так приятно, когда тебя поливают... грязью".
Вернувшись в город, мы зашли в кфс, где меня угостили куриными крылышками. Рысь не мог съесть много острого, поэтому вышло так, что я съела десять крыл, а он - шесть. Получилось почти как в дикой природе: росомаха покушала за счёт рыси, да ещё и объела её.
Словом, не день был - а сказка. Как в детстве. Такая же лёгкость, спокойствие и заинтересованность в жизни. Грры!

@темы: Финский Залив, друзья, приключения

18:47 

Прогулка в лес

Чем выше цель - тем круче паденье
Разбитая куничка, весёлый день в компании Коры, разведка в погибающий лес, поход на барахолку - это всё дела минувших недель, когда я уже вернулась домой из Москвы. К сожалению, не получилось написать об этом сразу, поэтому придётся обойтись парой слов. Но вот про лес напишу подробнее, ибо было это недавно, и у меня есть фотографии.

***

В один солнечный день я твёрдо решила пойти погулять. Давно пора было наведаться в остатки леса, что виднеются из моих окон, посмотреть, что изменилось из-за стройки. Да, как на дрожжах выросли дома на пустыре, где я пару-тройку лет назад подкрадывалась к сидящему на коряге соколу. Сначала там было трудно пройти из-за сваленных деревьев и грязищи, потом это дело обнесли забором и начали возводить абсолютно уродские дома - плоские коробки в два окна толщиной. Они похожи на костяшки домино. Кажется, стоит подуть ветру - и они повалятся, увлекая друг друга на землю.
И из-за них пострадал лес. Он стал совсем узким на входе, к тому же там он завален сваленными стволами. Жалкий клочок убитой природы. Но потом он расширяется, огибая стройку, и там уже можно вздохнуть спокойнее, побегать и вообразить, что ты в настоящем лесу. Он ведь и был настоящим, пока город не наступил на него своей безобразной ножищей.
Фотографии с пояснениями.

***

@темы: приключения, путешествия

01:24 

Москва: я в гостях и я принимаю гостей

Чем выше цель - тем круче паденье
Я в Москве. Уже третью неделю. Но совсем скоро, в понедельник, я отправлюсь домой. Много чего надо сделать, в том числе и разгрести стопку извещений.

Предыдущие выходные могли стать самыми печальными днями в этом путешествии, но Картузка спасла положение, пригласив меня в гости с ночёвкой. Но что за печаль подстерегала меня? Дело в том, что Странник должен был во что бы то ни стало появиться в отчем доме. Меня там, как известно, не ждут, поэтому росомахе предстояло провести выходные в четырёх стенах и в полном одиночестве. Однако, к счастью, этого не случилось, поскольку я поехала к своей подруге-барсучихе на саааааамый юг Москвы, в Бутово.
Её семья приняла меня со всем радушием и гостеприимством: меня и угостили, и развлекли беседой, и предложили остаться ещё на одну ночь. Дом у Картузки уютный, и в каждом его уголке кипит жизнь. Я даже не смогу перечислить всех его обитателей, так много разных существ собралось под одной крышей!
Чай с сочным гранатом вприкуску, разговоры об искусстве, весёлые байки, шелест журналов из детства – так прошёл день, а за ним наступил вечер, на который у нас была запланирована поездка на дачу.
Познакомиться с деревней Рыбаки близ Раменского мне удалось лишь на следующий день, когда мы пошли бродить вдоль берегов реки Москвы и реки Гжелки.
А остаток вечера мы провели в компании Картузкиной бабули, которая оказалась весьма словоохотлива в лучших традициях очаровательных бабушек. Множество душещипательных историй поведала она за ужином, и после, за чаем, и после, за посиделками. Слушала я её с огромным удовольствием, пока дело не дошло до неприятных слов о моей фигуре. Мол, росомашке следовало бы меньше кушать, только погрубее. Увидев мою погрустневшую мордаху, бабушка-барсучиха ничуть не смутилась, объяснив, что она так говорит от большой любви ко мне. Дескать, понравилась я ей, вот она и заботится. Да, друзья. Это чуть было не возродило во мне самый идиотский комплекс на свете.
В остальном жаловаться грех – меня сытно накормили, и мы с Картузкой узнали друг друга лучше, проболтав почти до утра. Вот это было очень приятно, как и наш следующий день, начавшийся с прогулки, которую я упомянула выше, и закончившийся походом в ресторанчик на площади Трёх Вокзалов.
Замечательно мы посидели на верхнем этаже дачного дома, перенося наше маленькое приключение на шероховатую бумагу. Я как будто вернулась в то славное время, когда увлечения и интересные занятия делились на двоих – на тебя и твоего друга. И делать что-то вместе всегда было веселее. А ещё я была рада снова взяться за акварель, хоть и за медовую.
Словом, я очень рада, что провела эти выходные с подругой. Я узнала много нового, познакомилась с любопытными личностями, порисовала в компании и просто отдохнула всей душой. Спасибо Картузке за всё это!

***

Вчера к нам в квартиру внезапно нагрянули гости – Даймонд Пантер со своим другом. Развиртуалиться очень хотелось, но неубранный беспорядок давил на совесть, хоть мы и попытались прибраться по мере возможностей. Да, договорившись о встрече, я стала как наскипидаренная носиться с тряпками и пылесосом, а приехавший с учёбы колонок занялся собиранием дивана и своих деталек. Вроде, создать уют немного получилось, хотя до мамы моей мне ещё далеко в этом деле.
Гости пришли, принесли три мешка снеди, и мы пригласили их за импровизированный стол. Получилось настоящее чаепитие с тортами. Знакомство состоялось, и время мы провели хорошо: играли в Манчкина. На самом деле это не такая уж и скучная игра, особенно, когда все втянулись и поняли суть. Я выиграла, кстати.
Ребята оказались очень приятные в общении, они нашли со Странником общий язык, обсуждая железяки. Но вот какая особенность колонка начинает меня немного напрягать: при знакомстве со всеми моими друзьями он почти сразу начинает рассказывать о том, как славно порылся давеча в помойке и что там нашёл интересненького. Нет, я само пристрастие заглядывать в мусорки не осуждаю, ведь сама так делаю иногда, ибо знаю, что выкинуть могут всё, что угодно, в том числе ценные для нас вещи: игрушки, антиквариат, книги, приборы. Но не ручаюсь, что другие существа будут относиться к этому лояльно.
Хотя эх, я ж сама люблю похвастаться своими сокровищами, и всегда с удовольствием рассказываю об их происхождении, а вещи, найденные случайно, занимают в моём сердце отдельную полочку.

В Москве я не превращаюсь в овощ: меня постоянно побуждают к активности, приглашают, зовут, предлагают встречи. И это здорово! Больше впечатлений – больше воспоминаний. Спасибо всем, кто был со мной здесь, в столице.

@музыка: Эпидемия - Феанор

@настроение: неплохое

@темы: Подмосковье, Москва, Странник, друзья, еда, приключения, путешествия, семья

13:33 

Два чудесных дня

Чем выше цель - тем круче паденье
Суббота.


После почти бессонной, по причине плохого самочувствия, ночи я проснулась первой, и какое-то время сидела в гнезде, разглядывая одинокий фонарь за окном. День предстоял насыщенный.
В девять утра мы со Странником были уже в Новоподрезково. Вопреки моему ожиданию, рынок активно работал: открывались новые лавки, зазевавшиеся продавцы расторопно раскладывали товар на коврах и тряпочках. И мы со Странником разделились, ибо интересы у нас разные.
Эх, так и выходит: что ни пост у меня – всё про блошку. Вообще закономерно, ведь я бываю там часто, а в других местах не очень, так что писать было бы почти не о чем, если бы я не писала о походах на эти замечательные рынки.
Так вот, в эту субботу мне очень повезло на значки. Перелопатив все картонные планшеты, я таки нашла пять значков с куньими, и среди них одного Кешу. Это большая удача, ведь раньше я приносила с барахолки от силы один захудалый значок, с трудом выловленный с самого низа внушительной стопки картонок. Плюс к значкам с куньими, я нашла два значка с птичками и той серии, которую я собираю. Мне попались щегол и поползень в идеальном состоянии и совсем недорогие – сорок рублей за штуку. У меня кроме них дома есть гаичка и жулан.
По прибытии на блошку, первым купленным мною предметом оказалась очередная восьмидесятская пони первого поколения. Голубовато-зеленоватая, с яркой розовой гривой, с кьютимаркой в виде четырёх кексиков, она понравилась мне меньше ранее приобретённой Мерри Трит, но я сё равно взяла её, потому что пони первого поколения – это круто. Погуглив, я узнала, что её зовут Cherry Sweet. Черри оказалась ужасно грязной, и я надеялась, что смогу её отмыть, но добиться былого нежно-голубого оттенка я так и не смогла, хоть и стирала её в машине, тёрла щёткой с содой, со спиртом, с мылом… Она будто покрыта копотью времени, от которой не избавиться. Это меня огорчило, ведь я хотела, чтобы она выглядела как конфетка.
Ещё я купила книгу для папы и деревянную милую лошадку для мамы. Лошадка небольшая – на ладони умещается – и сделана как качалка.
Но ни фарфора, ни фигурок куньих мне не попалось, но я не расстроена, ибо сам мой приезд в Москву принёс мне два редких экземпляра в коллекцию – это, во-первых, Лукерья, а во-вторых, ангидритовый горностай, которого я купила у мужчины с Мешка (мы встретились на вокзале в первый день моего приезда).

Шла я по барахолке, искала куничек, как вдруг увидела обезображенного ватного Деда Мороза. Изуродованная голова: лица нет совсем; напрочь оторванная борода, торчащая палка-основа, разметавшаяся вата… Бедный Дедушка стоял в сугробе, и смотреть на него было откровенно грустно. «За полтинник отдам!» - сказал мне продавец, но я покачала головой и пошла дальше. Мне денег не жаль, только тяжело тащить его в Петербург, он же большущий.
Но я снова проходила там, когда барахолка уже сворачивалась, и снова меня окликнул этот продавец: «За так отдам, бери! Отреставрируешь, вернёшь к жизни». Что мне оставалось делать? Я взяла. Иначе Дед Мороз полетел бы на помойку догнивать. И таскалась я с ним по рынку, держа его за палку-основу, все на меня глазели. У меня и пакета не было – в руках тащила. Но спасти его мне очень хотелось.
Наслушавшись уличного музыканта, мы со Странником двинулись к электричкам. Но тут нас подстерегала неприятность: все электрички были отменены чуть ли не на три часа. Мы загрустили, разложились на вокзале (вещей-то было много), потом попробовали сунуться в автобус, но, опять же, из-за вещей, мы туда просто не влезли.
Пока ждали не пойми чего, я позвонила маме, рассказала про Деда Мороза. Она обрадовалась и сказала, что возьмёт его на работу реставрировать. Так что повезло Дедушке. Фотоотчёт «до и после» непременно будет.
Наконец, нам посоветовали ехать до Сходни, и там сесть на скорый до Москвы. Это было очень неудобно, но мы всё же поехали. Однако в Сходне мы преспокойненько дождались отменённой электрички в тёплом и сытном Суши-Воке.
Конечно, домой доползли уже никакие. Но Странник долго восторгался добытыми им сокровищами, говорил, что это самая удачная вылазка. Да и мне повезло не меньше – коллекция значков с куньими существенно пополнилась. Так что, жалеть не о чем.


Воскресенье.


На следующий день была назначена встреча с Суэйн. И она состоялась на станции метро Новослободская. Сначала мы хотели посетить фестиваль вьетнамской еды, но известие об огромных очередях нас отпугнуло. К тому же, накануне вечером появился пост Вельги о том, что она будет участвовать в ярмарке хендмейда. Мучиться дилеммой не пришлось.
И вот мы уже стоим в прихожей арт-пространства «Тайный Маяк». Располагается в подвальчике, найти без карты и подробной инструкции очень тяжело. Ну и назвать это мероприятие ярмаркой язык не поворачивался. У меня возникло ощущение, что мы скорее в антикафе, а не на ярмарке. Ну действительно, что за ярмарка из пяти с лишним мастеров?
Всё же, там было уютно и мило. Продавались украшения, скетчбуки, головоломки, вязаные вещи. У Вельги на столе красовались наклейки, открытки, значки и кулоны – все загляденье. Вообще, замечательно было с ней увидеться в жизни.
Мы подошли к её столу, и я пребывала в уверенности, что рысь меня не узнает. Но, вопреки этому, она встала, улыбнулась мне самой дружелюбной улыбкой, а глаза её были полны удивления, ведь, как она сама сказала, она никак не ожидала увидеть здесь меня. Мне стало невероятно приятно, что меня узнали. Я купила у Вельги значок с шишкой, а Суэйн взяла открытки и наклейки. Потом мы начали беседовать о самых разных вещах, а Странник тем временем пошёл искать себе чаю.
Сидя на диванчике и попивая чай, мы поняли, что голодны. Суня предложила найти кафе, где можно порисовать и недорого поесть. И мы, распрощавшись в Вельгой, отправились в Муракамэ.
Вкуснейший рис с курой и соусом ела я, а колонок и сильвеска вкушали лапшу. Тоже хвалили. Странник упился безлимитным кофе, и вечером ему было ой как нехорошо. А мы с Суэйн наливали себе бесплатный зелёный чай, который оказался точь-в-точь как обычный чёрный чай из школьной столовки.
Зато как уютно было, как душевно! Мы разговаривали и рисовали друг другу приятности, и просидели мы в этой кафешке почти до восьми вечера. День удался на славу!
И вообще выходные получились очень удачные, интересные, насыщенные. Суэйн просто лапочка, с ней никогда не бывает скучно, и Вельга тоже принесла мне гору положительных эмоций, и ещё я очень рада, что Странник был со мной всё это время и разделил эти приятные часы.
Уррррк! Спасибо всем, кто сделал мои выходные такими чудесными!

@темы: приключения, куньи, коллекция, Москва, игрушки, друзья, барахолка, Странник, Новоподрезково

01:13 

Тотлебен, залив, сова

Чем выше цель - тем круче паденье
Много лет назад, когда большая сварливая росомаха была ещё беззаботным весёлым росомашонком, случилось ей впервые побывать на берегу Финского Залива. Море приветливо ласкалось, и в полный штиль горизонт просматривался идеально. Та непонятная гряда - странная тёмная куча, продолговатым пятном очернившая небоморье, заинтересовала меня. Узнав позднее, что это форт, я стала мечтать. Мечтать, как однажды переплыву на надувном круге залив, либо сделаю плот, либо ещё каким-то путём попаду туда. На тот таинственный остров, манивший меня с самого детства.
Много позже я узнала название, но не была до конца уверена, что оно верное. Сегодня я убедилась, что была права, собственными глазами увидев торжественную табличку, знаменующую, что этот форт - форт Тотлебен.
Я взяла с собой плюшевую норку Туомитар и позвала рысь Кору составить нам с Туо компанию в прогулках по Финскому Заливу. Изначально маршрут был построен простой: на электричке в Солнечное, оттуда пешком до Курорта, там на электричке обратно. Но, дойдя до Курорта и почти не устав, мы решили идти до Сестрорецка. А добравшись до Сестрорецка, пленились манящей близостью вожделенного форта и перспективой приключений. Казалось бы - пройтись немного по льду - и вот, ты уже там! Там, куда мечтала попасть всё детство и всю юность. Да, мы так и поступили. Отважно взошли на ледяной массив, не устрашившись грозного гула и бульканья под холодным панцирем. И, затянув воодушевляющую песенку, двинулись вперёд.
Вот же какой восторг обуял меня, едва я коснулась зелёного камня стены. Ликование. На волне этого ликования мы осмотрели почти все помещения, которые оказались почти пустыми, выстуженными, давно растерявшими тепло обитаемого места. Белёсые сталактиты нависали над головой, полупрозрачные сталагмиты стали приютом для кучки комаров. Нацарапанные на стенах надписи попадались нечасто, и почти все были довольно старыми - 60-70 годов. "Здесь был Паша", "Здесь был Гриша" и всё в таком духе.
Но что же ждало нас потом! О, этого никто не смог бы предугадать!
Захлопали крылья, зашуршали перья, и крупная птица опустилась на ель. Я ринулась вперёд, не сводя глаз с дерева. Кора пошла следом. Ещё пара шагов - и моему взору предстала великолепная картина: серебристые пёрышки в чёрную крапинку, окаймлённое потемневшим серебром лицо, и глаза - изумлённые и бесконечно очаровательные. Это была никто иная как ястребиная сова.
Восхищаться совой с нами
Красавица сидела на ветке, а лапой сжимала какой-то лакомый кусок и ещё что-то. Я крикнула ей: "Эй, сова-круглая голова!", но она удостоила меня лишь обиженным взглядом. Потом ветка качнулась, сова разжала пальцы, и что-то полетело в сугроб. Я тут же побежала подбирать сувенир. Им оказалась погадка. Странно, что сова держала её в лапе. Зачем ей погадка? Но, так или иначе, подарочек я забрала и положила в карман, завернув в салфетку. Однако дома мама спустила эту погадку в унитаз :(
После встречи с совой мы стали возвращаться. Дорога назад, как обычно, показалась короче, но в Сестрорецк мы явились уже в полной темноте. Там сели на электричку и поехали домой.
Какой же это чудесный был день!

@музыка: Одинокий путник в январе холодном повстречался мне на рубеже метели...

@настроение: удовлетворённое, прекрасное, усталое

@темы: путешествия, птицы, природа, приключения, куньи, живность, друзья, Сестрорецк

23:48 

Лемболово, чайхана, ёлка, Моана

Чем выше цель - тем круче паденье
Пишу быстро, ибо сон рубит с лап.
Сегодня день был замечательный! Ещё бы, ведь я провела его в лесу, вволю наблуждавшись по сугробам, наевшись недожаренного мяса, начитавшись следов и надышавшись пряной сосновой смолой. Мы с Фелисом ездили в Лемболово, и с нами катались наши маленькие плюшевые друзья - его лис Герберт и моя норка Туомитар. Мы видели след зайцев, белок, мышей и лосей, стали свидетелями неудачной охоты совы, повстречали желну, погрелись у костра и чуть не промочили лапы, ступив на неверный берег занесённой снегом речушки. День выдался весёлый и интересный, компания душевная. Я бы написала больше, но жутко вымоталась и теперь поползу в гнездо. Одно слово - востоооорг!

***
Ещё когда я гостила в Москве, у мамы Странника случился День Рождения, куда, что удивительно, пригласили и меня. Мы посидели в чайхане, я набила брюхо так, что думала: "Только бы не лопнуть, только бы мой желудок не порвался". Мне реально стало плохо от обжорства, но я походила, и всё прошло. Я подарила маме Странника книгу про садоводство, но она как-то не особо в восторге была, хотя я знаю, что такую литературу она любит и собирает. А может, она на всё так сухо реагирует, а я просто не привыкла.
Ах да, в тот день я познакомилась с бабушкой Странника, и осталась этим довольна. Хорошая женщина.

***
Дома мы нарядили ёлку. Я наконец повесила на неё советские игрушки из прессованного картона, которые купила ещё летом на барахолке. Собачку и сороку. В каждой комнате у нас стоит по маленькой ёлочке, а в гостиной - большая. Свою маленькую старенькую ёлочку я украсила исключительно старыми игрушками, которые радовали меня в глубоком детстве, и которые избежали гибели. Смотрю на неё и отдаюсь приятным воспоминаниям, ловлю новогоднее настроение за хвост.

***
Ходила на "Моану". Изумительный мультик. Я плакала. До сих пор под впечатлением. Буду пересматривать, это точно. Зря все говорят, будто он проходной, и с "Холодным сердцем" не сравнится. Меня "Моана" зацепила гораздо сильнее. Над "Холодным сердцем" я не плакала и песни оттуда не переслушивала по сто раз.

@темы: путешествия, природа, приключения, праздники, лес, живность, друзья, Странник, Москва

20:01 

Итоги лета 2016

Чем выше цель - тем круче паденье
То, что мне довелось впервые испытать за всю жизнь этим летом, и просто, что сильнее всего запомнилось, значимые события и так далее. Список может пополняться по мере вспоминания летних эпизодов.


1. Впервые в жизни я ночевала в палатке. И не важно, что палатка была поставлена во дворе. Всё равно это было по-дикому уютно и незабываемо!

2. Мы со Странником до дна перерыли нашу любимую заброшку и забрали всё самое интересное. Теперь туда ходить можно разве что на экскурсию. Но зато не так обидно будет, когда её снесут.

3. Для меня стало откровением, что водонапорные башни предназначены не для хранения запаса пресной воды, а, внезапно, для создания давления и напора в водопроводе… Моя жизнь не станет прежней. Хотя в википедии пишут, что запас воды – это тоже функция водонапорки, хоть и не основная.

4. Видела живую дикую лисицу!

5. Сама организовала праздник и с успехом его провела. Этот день был прекрасным благодаря моим любимым друзьям.

6. Разведала важный для меня участок русла реки Сестры, сплавившись по нему на надувной камере от машины.

7. Мы со Странником построили плот из бутылок и поплыли на нём!

8. Меня приобщили к шаверме. Благодаря Страннику и его обзорам на шаурму я сама её теперь полюбила.

9. Получила своё начало славная традиция обмениваться с Петербургскими друзьями открытками из путешествий. То есть – отправлять их друг другу из разных городов и даже стран.

10. Купила свою первую настольную игру – «Зельеварение». По сути, тот же карточный бридж, но с картинками и логикой. И да, я поняла, что настолки – это вещь!

11. Начала заказывать по Интернету редкие фигурки для моей коллекции. Получение посылок с долгожданными куничками очень греет душу.

12. В жизни не готовила столько разнообразных блюд, как за это лето. Мною были сделаны и салаты, и курица под разными соусами, и индейка, и свинина, и каша, и компот, и даже – о боги! – суп! И этот суп вышел на ура, в отличие от моего предыдущего, который пришлось есть Соболю.

@темы: Белоостров, Странник, еда, лето, приключения, река Сестра

18:54 

Приключения в Саморядово: поход на барахолку

Чем выше цель - тем круче паденье
Барахолка в Новоподрезково – наверное, самый крупный блошиный рынок Москвы. Добираться до неё из Саморядово ужасно неудобно, особенно, если не разведал короткий маршрут и поехал через Комсомольскую, как это сделали мы с колонком. Но блошка манила, звала и не давала покоя, поэтому, выбрав выходной, мы отправились в дальнюю дорогу. В Интернете узнали, что раньше рынок находился на станции Марк, и это было бы для нас неимоверно удобно – полчаса на электричке – и всё. Но, увы. Увы. Сначала нам пришлось ехать на маршрутке до Катуара. Оттуда – на электричке до Савёловского вокзала. Там на метро до Комсомольской. И с Ленинградского вокзала на электричке до Новоподрезково. Уф… Но оно того стоило.
По мнению Странника, эта барахолка хуже, скуднее петербургской барахолки в Удельной. Дескать, технических радостей там меньше. Ну, для любителя механизмов, быть может, навару тут и вправду меньше. Но не для коллекционера фигурок и игрушек! Плюшевые и резиновые, старые и новые, советские и времён девяностых, фарфор и фаянс, ЛФЗ и Конаково, киндеры и игрушки из Макдоналдса... Есть на что взглянуть. И есть, что прикупить. Так, в тот день, 13 августа, мне невероятно повезло на фигурки куньих. Целых пять штук: фаянсовая куница Конаково; фарфоровый горностай Полонского завода; бурая соболюшка из камня, стоящая столбиком; каменный соболь-мыльница (или пепельница?), по стилю исполнения похожий на предыдущую фигурку; и куница из странного белого материала, похожего на камень или же его имитацию. Позже я выяснила, что это – тоже часть пепельницы (или мыльницы). Обо всех я сделаю посты вк, ведь я всё же решила познакомить друзей со своей коллекцией.
Помимо куничек я купила большую плюшевую колли за 150 рублей – в подарок маме. И книгу «Мифы и легенды: Волки», которая была у меня в детстве, но потерялась. И напоследок – потёртого пластикового тигра фирмы Collecta за 30 рублей.
Словом, день удался, и его плоды стоят сейчас на клеёнчатой скатерти обеденного стола – все начисто вымытые.
Подводя итог, скажу, что барахолка в Новоподрезково по ассортименту порадовала меня больше, чем Удельная. Но минусы тоже есть, и, во-первых, это несподручное расположение. А во-вторых, разветвлённость. Блошиный рынок на Удельной тянется по прямой, и бродить по нему удобно. Но в Новоподрезково блошка имеет ответвления и загогулины. Небольшие, но с толку сбивают.
Съездить туда стоит и любителям фарфора, и желающим купить самовар, и тем, кто давно хотел заполучить изящный чайный сервиз. Искать придётся тщательно, долго ходить туда-сюда, сравнивая цены. Но, повторю, оно того стоит. Например, мне удалось найти конаковскую куницу всего за 500 рублей, в то время как на других прилавках она стоит 1000, а на Удельной и того – 1600 рублей.

***

Вскоре после барахольных похождений я заболела. Появились признаки простуды, и я не придала им значения, только приняла лекарство для профилактики. Однако дело приняло скверный оборот в ночь с 16 на 17 августа. Меня то знобило, то бросало в жар, я всё время бегала в туалет, а ночью меня ещё и стошнило. Но после этого мне полегчало, и я даже заснула. Страшно было до жути. Врачей-то поблизости нет. Лекарства тоже были на исходе. Но обошлось.

@темы: барахолка, коллекция, приключения, путешествия

18:51 

Приключения в Саморядово

Чем выше цель - тем круче паденье
Кажется, что прошла уже почти целая вечность с тех пор как я собрала вещи, сунула под мышку плюшевую хорчиху Фрету и отправилась в места не столь отдалённые, а именно – в Москву, а, уж если быть совсем точной – в Подмосковье, в деревню Саморядово близ Катуара, на утопающую в соснах дачу Странника.
Встреченная утренним столичным солнышком, я просидела на вокзале три часа, ожидая колонка, после чего смекнула, что в тихом дворе мне будет комфортнее, чем в шумных привокзальных окрестностях, и поехала на Тимирязевскую, где ждала ещё часа два. Дело в том, что поезд мой прибыл без малого в пять утра, а Страннику из пригорода добираться долго и нелегко. Вот так и получилось, что первым впечатлением о поездке оказалось глубокое погружение в историю бравых сов с великого Древа Га`Хуула. Ибо именно эту книгу я взяла с собой, предвидя подобные проволочки.
Когда я единым глотком осушила «Осаду», появился Странник, и совсем скоро мы уже стояли у деревянного забора, таящего за собой уютный зелёный участок.
Мне повезло познакомиться почти со всем семейством колонка, и я этим знакомством вполне довольна. Трёхлетний племянник Странника вовлекал меня в свои игры и просил читать вслух «сказки про сову», именуя так «Ночных Стражей». И я читала, хотя детёныш явно ничего не понимал, но всё равно просил ещё.
Через пару дней все разъехались, и мы с колонком остались на даче одни. Надо было ухаживать за попугаем и слепой кошкой, пока их хозяева отдыхают на курорте.
Попугай – корелла с румяными щёчками и задорным хохолком – важно раздувается, подходит к прутьям клетки и кланяется, требуя, чтобы чесали шейку и голову. Тут только бы не зазеваться, а то пройдётся по пальцу своим крючковатым клювом. Зовут этого товарища Кузя, и это, как ни удивительно, самочка. История такова, что продавали попугая как самца, и покупали его как самца, а он возьми да снеси яйцо. Так Кузьма стал Кузёмой.
Кошечку зовут Трикси, и она скоттиш-фолд. Её – несчастную, ослепшую из-за инфекции - подобрали на помойке и отдали в приют, откуда она была взята в семью брата Странника. Она очень болезная зверюшка. Слепая, худая, маленькая, ест только лечебный корм. Внешне похожа на мою Мэгги, только Мэгги толще и темней по окрасу.
Однако при всём при этом Трикси очень ласковая, всё время ждёт поглаживаний и требует лакомств, которые ей давать, увы, запрещено. В общем, компания тут хорошая, душевная.
А теперь об окрестностях.
Хороших водоёмов в округе нет, даже обещанное Фундаментальное Озеро внезапно оказалось грязной зелёной жижей. А Фундаментальное оно потому, что расположено в старом фундаменте, котловане санаторного корпуса, в котором когда-то забили ключи. Но сейчас зрелище весьма удручающее: из мутной цветущей воды торчат бетонные столбики, а вместо спуска – покосившиеся прогнившие мостки. Вот и пришлось в жаркий день нашего приезда уйти с «пляжа» не солоно хлебавши. Но беда невелика, ведь на участке стоит бассейн-лягушатник, в котором можно и охладиться и вдоволь поплячкаться. Воды в нём чуть выше колена, а в диаметре он раза в два длиннее моего тела. И этого пространства достаточно для весёлой возни и водных забав. В общем, бассейн на даче – это потрясно.
Сама деревня мало похожа на Белоостров, да и на деревню вообще. Люди здесь прячут свои богатые цветущие участки за глухими заборами. Заборы эти до конька крыши скрыли бы скромные белоостровские домики, но здешние дома монолитными великанами нависают над улицей, теснятся друг к другу, лукаво подглядывая на участок соседа. Они дачные, но по истине огромные, и встретить маленькую неброскую избёнку здесь – удивительная случайность. Но, тем не менее, посёлок Саморядово по-своему уютен. Приятно мчаться по холмистым дорожкам на велосипеде, интересно разглядывать жилища и сады, конечно, если это позволяет строгий неприступный тын.
Среди свежевыстроенных молодецких домов, раскинувших свои крылья, балконы и ярусы, ещё можно отыскать старинные постройки, чуть покосившиеся, с прекрасными, но кое-где осыпавшимися от времени наличниками. Но будьте уверены: по роскоши эти хоромы превосходят то, что принято считать обычным дачным домиком.
Саморядово с относительно недавних пор разделено на несколько зон, среди которых можно выделить две, имеющие к нам отношение: деревня и садовое товарищество. Второе – закрытая недружелюбная территория, попасть на которую можно сквозь дырку в заборе. А первое – это обычный посёлок, где мы и живём. Есть ещё и третья зона. Но она совсем злая и угрюмая – то заброшенная территория санатория, где обитаемы лишь несколько домов. Вот оттуда гоняют всех чужаков и грозят милицией, хотя это не помешало юрким куньим залезть в один из покинутых корпусов.

Здесь много деревьев и кругом красивый лес, но приемлемых водоёмов, как я писала выше, почти нет. Только в низине речка Саморядовка, по ширине сильно уступающая даже нашему Серебряному ручью, разливается в небольшое озерцо, а потом ещё в одно. Совсем крохотные заводи, но я выкупалась в первом разливе, чтобы «породниться» с этими землями. Это как из братины испить.
Часть леса вырублена, и теперь вдоль его кромки колосится поле диких трав. Стена тёмных вековых елей, рыжевеющих сосен и изящных берёз мрачнеет к вечеру, сгущая тьму, но высвечивая белоснежные, точно молнии в грозовом небе, берёзовые стволы. Залюбуешься. Маковки леса тут видны аж с участка. Вот так я отдыхаю на полянке, а по правую лапу – верхушки таинственных деревьев.

В один из дней мы оседлали железных лошадок и поехали в другой посёлок – садоводство Опёнок. Замечательная тропка, укрытая бетонными плитами, вела то вдоль скрипучего сухого ельника, то мимо душистого бескрайнего луга, пересекала еле живую Саморядовку и позволяла полюбоваться деревней. Точь-в-точь как в песне поётся: «Лесом, полем, улицей, бережком… Наши годы катятся колобком…».
Дул тёплый и ласковый ветер. Насыщаясь ароматом луга, он вплетал нотки аромата полевых гвоздик и ромашек в мою гриву. Случилось ещё вот что.
Среди недружелюбных заборов и тяжёлых ворот, закрытых от всего мира, совершенно внезапно нашёлся островок диковин. Забор, целиком справленный из стеклянных бутылок (их там 4 тысячи!), и суровая охрана – множество пеньков, и на каждом – по три пластмассовых солдатика. С такими дозорными не шути!
Возле забора – царство плюшевых зверей. Их тут очень много! Сильно выцветшая от осадков изящная тигрица стережёт вход. Рядом с ней расселись медвежата с полинявшей шерстью и собачки, грустно смотрящие в землю. Скорее всего, когда-то эти зверушки были яркими и разноцветными, но сейчас и у грозной тигрицы и у славного мишки почти одинаковые грязно-светло-кремово-непонятные шкуры.
Ощущение было, словно мы попали в музей. Вскоре к нам вышел хозяин всей этой роскоши – неказистый мужичок, ничем сам по себе не примечательный. Заметив интерес, он радушно пригласил нас к себе в дом, но на вопросы «Зачем?», и «Откуда?» отвечал очень уклончиво. Так мы и не узнали, что он хотел сказать рассаженными на входе игрушками, зато увидели бильярдный стол и познакомились с ласковой кошечкой по имени Люся. В доме у него тоже есть игрушки, и нескольких пупсов он назвал нам по имени. Жилище внутри оказалось довольно уютным, если закрыть глаза на царящий там холостяцкий бардак.
«Ходите, фотографируйте! Где ещё вы такое увидите?» - то и дело повторял мужичок, покуривая папироску.
«Эту вот кошку-копилку я возле магазина нашёл. Её выкинули, потому что у неё отбито дно» - поведал он, указывая на изысканную чёрную статуэтку.
«А этого мишку в урну кто-то выкинул, а я вытащил его оттуда и забрал себе».
«А угадайте, какую из этих чеканок я сам когда-то сделал?» - мужичок кивнул на стену, где висело пять металлических чеканных картинок. Угадать, увы, не получилось, так что он сам показал нам работу своего авторства. Сказал, что у него раньше было таких множество, но все пришлось выбросить, ибо их испортили насекомые.
А музыкальный центр в это время проигрывал песню «Милая моя, солнышко лесное».
Точно зачарованные ходили мы по этому дому, который ощущался как нечто среднее между музеем и барахолкой. Но на кофе не остались, ведь нам предстоял путь до Опёнка, а мы боялись, как бы не пошёл дождь. Поэтому пришлось распрощаться с дяденькой и его удивительным миром игрушек и диковин.

***
Осень тихо крадётся по следу лета. Ветер постепенно матереет, покрывается густой жёсткой шерстью, но в его движениях пока что ещё чувствуется щенячья неуклюжесть. Солнце, хоть редко, но выглядывает из-за облаков, дожди тоже не бесконечны – станцуют изящный вальс или страстное танго – и уйдут восвояси. Восвояси? Это известно куда. К нам, в Петербург они ушли дотанцовывать своё танго с элементами чечётки. Мама уже на это пожаловалась.
Я чувствую приближение осени. Слышу заунывный перебор клавиш фортепиано и радуюсь. Что ни говори, а осень – настоящая живая осень, не отравленная учёбой – моё любимое время года.
Сочные красные ягоды нанизываются на нитку, чередуясь с пламенно-рыжими – это я делаю рябиновые бусы из двух сортов рябины, чтобы потом надеть украшение на шею любимого Странника, порадовать его и окропить осенью.
Над лесом и деревней разносится сиплое карканье ворона.

***

За несколько дней до моего уезда из Москвы произошло печальное событие. Умер пёс Странника по имени Цыган. Он был старой овчаркой с добрыми глазами, и мне выпало познакомиться с ним за несколько часов до его скоропостижной кончины. Мы приехали в дом Странника, чтобы повидать Цыгана, который сильно заболел. Ветеринар подозревал у него рак лёгких. И действительно: собака сильно исхудала и дыхание её было тяжёлым, вымученным, хриплым. Я не могла поверить, что он умрёт в тот же день. Но вот так свершилось. Очень жалко пса.
И всё же, я рада, что успела с ним познакомиться.

***

Уезжая сегодня из Катуара, мы со Странником нашли на помойке красивую плюшевую полярную сову. Она оооочень крутая! Мягкая, пушистая, с очаровательными серебристыми глазками. Назвала её Сильвой. Будет теперь жить у меня.

@темы: путешествия, природа, приключения, коты, живность, Странник, Подмосковье

16:30 

Сплав на плоту из канистр

Чем выше цель - тем круче паденье
Эта история берёт своё начало из относительно далёких лет, когда нулевые ещё не перевалили за свой первый десяток.
Мир тогда был проще, а зверьки мельче, но они всё так же любили ходить купаться на реку жарким июльским полднем. И в один прекрасный день случилось следующее.
Длинная колбаса, сделанная неизвестными авантюристами из пластиковых бутылок, волнами прибилась к камням в середине реки. Зелёное пластиковое нечто, отдалённо напоминающее некое плавсредство, взбудоражило мою кровь и заронило в сознание малюсенькое семечко идеи.
И этим летом семечко проросло.
Я терпеливо копила канистры, в которых мы заказываем питьевую воду. Сначала я аккуратно складывала их за хозблоком, но буря и дождь свалили их в одну кучу, и я не стала уж заморачиваться.
Наконец, приехал Странник, наступил редкий солнечный день, и время пришло.
Приключение.

@настроение: отличное

@темы: река Сестра, приключения, Странник, Белоостров

19:37 

Осень, Странник, змеиное мясо и заброшенный дом

Чем выше цель - тем круче паденье
А Осень, Осень-то уже на пороге. Стоит, отряхивает первую листву со своей рыже-золотой шкуры, вздыхает притворно-горестно, плачет слезами ностальгии, роняя на землю тоскливые капельки серого дождя. И вот уже где-то слышится перебор клавиш пианино, робко и несмело. Репетиционные попытки.
Осень топчется, переминается с лапы на лапу, всем своим видом торопит Лето поскорее уйти, уступить ей пост, позволить наконец дохнуть на мир меланхолией. Вот уж и крошка-мирт роняет свою миниатюрную листву. Но ему не стоит бояться похолодания. Он – деревце домашнее, и его непременно заберут в тёплую нору, поставят на окно и будут всю зиму любоваться причудливо-маленьким растением, вспоминая о тёплом лете и буйстве пышных крон больших дубов, тополей, берёз, клёнов, осин, черёмух…

«Как приятно нынче за окном –
Пасмурно, прохладно и свежо.
Выйду в поле – станет хорошо,
После поля в лес пойду потом…»

Я люблю осень. Осенью и гнездо уютнее, и плед мягче, и чай горячее.

После того, как я приехала из Луги в Белоостров, мне наконец-то удалось свидеться со своим названным братом – Странником. Он приехал на утренней электричке, вылез из вагона, экипированный от носа до хвоста, и с преогромным рюкзаком, в котором запросто могла бы разместиться росомаха! Одним словом – впечатлил. Было выпито несчётное количество литров чая, рассказано огромное количество шуток и баек, съедена не одна курица, найдено грибов на хорошее жаркое… Я будто бы снова вернулась в то беззаботное и счастливое время, когда живёшь моментом и дышишь приключениями.

А приключений было много, всех и не опишешь.

Кто-то боится змей, кто-то к ним равнодушен, кто-то ассоциирует их с собой. Или себя с ними. Так или иначе, есть у меня одна подруга. И говаривала как-то эта подруга… да-да, то был далёкий солнечный день, пыльные дворы, торжествующая сныть под окнами. И говаривала она в тот день, что хотела бы попробовать на вкус змею, поскольку очень любит их. Помню, мы с ней тогда над этим смеялись.
Гадючку мы со Странником изловили в лесу, на рвах. На моих Белых Болотах. Действовали как слаженная команда – я загонщик, Странник – атакующий. И вот уже в моих лапах извивается обезглавленное тело с чёрным зигзагообразным узором по всей длине. Оно обнимает моё запястье, хлещет хвостом по предплечью, упруго гнётся в безжалостной хватке росомашьих сгрызенных когтей. Странник шествует сзади, торжественно неся чёрную ядовитую голову.
Старый ДОТ в лесу, его и не разглядишь из-за деревьев. Но росомаха знает к нему путь. Именно там и был разведён наш скромный костерочек, возле этого ДОТа. Пока Странник таскал дрова, я принялась за нашу добычу. Освежевать змею было несложно – шкура как по маслу отошла от тушки. Но – какой неприятный сюрприз! – в гадюке оказалось ничтожно мало мяса! Как в какой-то замученной вяленной рыбёшке! Зато я нашла в брюхе нашей жертвы её жертву – небольшую лягушонку. Но она не спасла наш обед.
Тем не менее, мясцо я худо-бедно зажарила, насадив на палку. Странник откусил кусочек, но больше что-то не захотел. Предпочёл тушёнку. А я обглодала все косточки, насколько это было возможно. Весьма недурно на вкус, но мяса мало. Я-то думала, что внутри у змеи такие сочные котлетки. Какое разочарование. Но очень полезный опыт. Шкуру и голову я забрала себе, не забыв попросить прощения у Змеиного Бога за такое наглое пожирание его дитяти.

В другой день я привела Странника на железнодорожный мост, внутри которого мы с Соболем когда-то оставили послания на куньем языке и рисунки. Теперь там красуются свежие письмена.

Потом ещё была целая эпопея по снятию чьей-то блесны с ветки над старицей. Мы долго мучались, но всё-таки достали! Спасибо Страннику!

Ещё мы были в Миролапье, но это долго объяснять.

И какой-то мужик прогнал нас с водонапорной башни, хотя мы даже не успели на неё влезть. Мы просто влезли на будочку, разговаривая при этом на самые обычные темы, когда это чудовище отрезало нам дорогу к отступлению с криками: «Здесь всё моё! Я работник всего этого!». Но мы сумели улизнуть.

А последним нашим приключением стало проникновение в заброшенный дом. Я ещё давно обещала Страннику экскурсию туда. Ох, сколько мы набрали всякого барахла! Ну, Странник набрал. А я ограничилась молоточками, зверски вырванными из несчастного расстроенного фортепиано, тысячерублёвой купюрой 1995 года, позолоченной визитницей и перьевой ручкой. Ещё, пока Странник копался в коробках, я зачем-то намазала холодильник вазелином и нарисовала свой портрет на стене старой губной помадой. А у моего братца было такое выражение лица, будто он нашёл не старый заваленный хламом дом, а целую сокровищницу с дублонами, пиастрами, золотыми кубками и скелетами попугаев. Хотя, у меня было такое же выражение морды, ибо я тоже очень люблю порыться в барахле, отыскивая самоцветы среди вековой пыли. Это был день хороших находок. Да-да, ведь в этот же самый день я нашла прямо на дороге старинную монету! 5 пенни 1911 года. О как!

Ах, я ошиблась. То было не самое последнее наше приключение. Напоследок, уже на станции, мы потянули за противовес на столбе, который крепился к проводам. Груз поддался, и довольные мы пошли на вокзал с чувством выполненного долга.

Это были весёлые деньки последних эпизодов этого лета.

Совсем скоро детишки пойдут в школу, а росомаха продолжит валяться на диване, пить чай, собирать гербарий, гулять в лесу и спать до полудня. МВХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!!!!!!!!!!!….. в смысле… я хотела сказать... Удачи всем в новом учебном году, дорогие друзья.

@музыка: Пианино

@настроение: осеннее

@темы: Белоостров, Странник, жизнь, приключения, росомаха

00:30 

Луга: кладбище, лисья голова и лесные звериные радости

Чем выше цель - тем круче паденье
Луга, Луга – Родина моего отца, его матери и матери её матери. Последнее пристанище моей бабушки и деда моего. Дом моих сестёр, тёть, брата и двоюродной бабушки.
В хорошую добрую традицию превратились наши с папой ежегодные путешествия в Лугу, кажется, будто сам вокзал радостно приветствует нас густыми гудками, металлическим стуком тяжёлых составов, раздражённым криком грачей и галок, запахом пыли и нагретого асфальта. И мы с удовольствием и ностальгией окунулись в наш старый полузабытый мир с нотками прежней жизни.
В первый же день мы отправились на кладбище, навестить родных, а заодно и прогуляться. Я люблю гулять по кладбищам, если честно. Читать надписи на надгробных камнях, размышлять о чужих судьбах, находить интересные эпитафии и завораживающих людей на фотографиях, осознавая, что они больше никогда не будут ходить по этой земле. И при этом снова напитываться меланхолией и тоской.
На следующий день была запланирована большая поездка в Изори, и она таки состоялась, хотя были опасения. Это было потрясающе прекрасно!
Сама деревня, понятное дело, уже не та, что прежде, уже совсем другая, больше похожая на садоводство. Я понимала, что чувствовал папа, глядя на это безобразие. И изо всех сил пыталась представить по рассказам папы, как тут было раньше.
Недолго мы были в самой деревне, только прошлись просёлком, поглядели дома, сфотографировались на фоне той самой старой электростанции, в которой вся деревня жила после того, как их дома сожгли враги.

Ну а потом мы с отцом свернули в лес. И это была самая лучшая часть дня. Росомаха носилась по бору как угорелая, пугала желн, собирала грибы, радостно пофыркивала, валялась во мхах, крушила сухие деревья, а папа ковылял следом, опираясь на фамильную трость. Но когда я с восторженным визгом бросилась к полуразложившейся лисьей голове, одиноко лежащей на тропинке, папа не выдержал и вздохнул:

- Ну ты же не собираешься подбирать её?

- Паааааап… - росомаха состроила грустную мордочку, ковыряя черепушку палкой.

- Да ну брось! Это же падаль! Оно воняет!

- Паааа, ну хоть клыыыкиииии….

В итоге лисья голова осталась в Изорях. Я только спрятала её подальше, чтобы она никому другому не досталась. Такая классная голова! Такие клыки!

Но взамен я нашла хорошее маховое перо ястреба. Очень красивое. И гнездо птичье с яйцами. По всей видимости, тухлыми. Я их не тронула. Но находка интересная.

Долго блуждали мы меж мхов и болот, мимо заросших озёр и свежих ключей, бьющих из-под земли. Я достала папу своими восторгами по поводу удивительных зелёных лягушек, виденных мною в прозрачной озёрной водице.

И вот мы вышли к странному месту. Это был пионерский лагерь. Когда-то. Теперь же это была куча погорелых руин. Растерзанные кирпичи, осыпавшиеся стены, с трудом сохранившиеся рисунки на едва угадывающихся лестничных пролётах. Там было много корпусов. И больша-а-а-а-я помойка вокруг.

Мы, конечно, поспешили убраться оттуда подальше, под сень доброго и родного леса. Но зашли мы на территорию лагеря не зря: я залезла в яму и спасла из неё несчастную жабку да ворох лягух, по неосторожности туда прыгнувших. Этим я осталась довольна.
Вскоре мы ушли из леса и направились к озеру. Посидели там немного, погрызли сушки, да решили возвращаться на остановку. Долго ли коротко ли, но остановки мы достигли таки. До автобуса было ещё далеко, и росомаха решила не отсиживать хвост на твёрдой скамейке, а пойти в поле и улечься на солому. Что, собственно, она и сделала. Долго потом папа ворчал, отряхивая мою накидку от прицепившейся соломы.

На третий день мы просто побродили по городу. Зашли в главный собор, вышли к реке и пошатались по улицам. Вечером заглянули на огонёк к моей тёте, папиной кузине. Нас угостили вкуууууууусными шпикачками на гриле.

Вот уже в который раз я приезжаю к своей Лужской родне, и вроде всё хорошо, все добры и вежливы. Но я не чувствую их душевности, душевного тепла по отношению конкретно ко мне. Конечно, мне это может только казаться. Но ощущение довольно стойкое. Хотя, быть может, это потому, что они меня не так уж и хорошо знают? Или же я просто ошибаюсь… Не знаю даже.

О, кстати, я же сделала себе татуировку. Фрагмент последнего рисунка Соболя, характерно стилизованная кунья мордочка. На лапе сделала.
И ощущения при нанесении тату такие странные. Не больно, просто не очень приятно. Но совсем не больно. Будто ножом режут и всё. Интересно довольно-таки.


Пока что это всё.

@настроение: подавленное

@темы: семья, путешествия, природа, приключения, живность, Соболь, Луга

20:19 

Папа, дача и цветы

Чем выше цель - тем круче паденье
Папа приезжал на два дня к нам в гости в Белоостров. Но мы мало гуляли. Было дождливо, хотя смеющееся Солнце не мешало дождю щедро питать землю, небрежно постукивая по нежным лепесткам петуний и бегоний. Выцветшая плитка, из которой выложена наша дорожка, некогда имела насыщенный розовый цвет. Розовые плитки чередовались с белыми, извивая получившуюся тропинку до самого хозблока. Теперь же издалека и не отличишь, какие из полинявших плиток были розовыми, а какие – белыми. Сейчас они примерно одинакового сероватого цвета. Но в ненастье, когда дождь танцует чечётку на нашей дорожке, плитки будто вспоминают свою молодость и расцветают: одни из них становятся тёмно-мокро-розовыми, а другие сыро-серыми, возвращая былой контраст.

Мы с отцом сходили к правлению, где недавно меня чуть не заперли в библиотеке, когда я набирала себе книг. Никто не заметил маленькую росомаху, и председательница думала, что библиотека пуста. Лишь услышав отчаянный стук изнутри, она спохватилась и отперла дверь.
Но в этот раз мы с папой не пошли в библиотеку, а остановились почитать развешенные при входе газеты о Белоострове. Меня огорошила новость, что на Большой Камень на реке, оказывается, на самом деле называется Казак-камнем. Казак-камень. Глупое название, на мой взгляд.
В той же газетёнке мы вычитали и про наш ДОТ. И, конечно же, решили его навестить. Нет, не ждите эпических историй о падении на арматуру и страшных затопленных подземельях. Наш ДОТ уже вдоль и поперёк был излазан мною в мои юные годы. Поэтому мы с папой просто подошли к нему, попили воды из колонки, полакомились орехами, сорванными с лещины, и пошли домой. На этом наши ленивые приключения закончились. Но на днях мы планируем поездку в Лугу, так что возможно, будет о чём рассказать.

А сегодня мы с моей старинной подругой впервые в этом году выбрались куда-то вместе. А именно: в цветочный магазин. Ряды изумительно-зелёных растений в горшочках так и манили заглянуть, пощупать, понюхать, насладиться таким многообразием садовых цветов и хвойников. Целый дачный участок заполонён этими горшками. Тут и розы, и туи, и вереск, и чабрец, и эхинацея, и бархатцы… Уф… Но мы взяли одну розочку тёмного цвета и бордовый лилейник. Долго выбирали, но выбором остались довольны. Приятно потом было идти вместе улочками любимого Валкеасаари, нести в лапах горшки с прелестными цветами, непринуждённо беседуя, вспоминая былые взлёты и падения. Было в этом что-то… живое.

Но это лето такое странное. Такое страшное. Впервые у меня такое лето. Вокруг меня произошло уже столько смертей, что невольно возникает вопрос: «А кто же следующий?».
На этой печальной ноте заканчиваю вещание на сегодня.

@темы: жизнь, росомаха, приключения, лето, семья

01:37 

Белка, бедная Славка и фестиваль.

Чем выше цель - тем круче паденье
Ух, какой день. Длинный и сложный, но, между тем, очень радостный, весёлый и воодушевляющий.
А началось всё с того, что я на Славке поехала на вызов. Дом, где обитал клиент, находится на Удельной, и я поехала туда рано утром. Думала, на поездку уйдёт два часа, но моя старенькая Славушка не так уж и плоха - управились мы с ней за час. Часть дороги проходила через Удельный парк, в котором у меня как по волшебству поднимается настроение. И я покормила белку с лапы. Она села мне прямо в лапку и деловито лущила предложенные ей семечки.


И вот, я уже во дворе. Живописный уголок, рядом с которым я ожидала звонка клиента, наводил на меня ужас и страх - до дрожи, до мурашек. Казалось бы - уютный дворик, тихий и гостеприимный, живописные кроны пышных деревьев за крепким каменным забором. Буйная растительность, можно даже подумать, что за этим забором райский сад - всё цветёт, всё дышит жизнью. Да и попасть туда так легко, казалось бы, лишь найди лазейку, встань на трубу, перегнись через ограду. Попасть-то легко. Так манят деревья своей прохладой, их листва шелестит: "Дава-а-ай, рос-с-с-о-о-ма-а-х-х-а. Иди-и-и- к на-а-ам. Здес-с-ь ую-у-у-тно и свеж-ж-жо..." Но росомаху так просто не проведёшь. Чует она предательский смрад лжи и отчаяния, царящий в этой обители безнадёжности. Не сманят её ни уютным гнёздышком, ни приятной прохладой. Кажется, что так легко шагнуть туда и оказаться в удивительном и прекрасном лесу, почти диком, почти своём. Но вот выйти оттуда... мало кому удавалось. Ибо только с виду... только с виду этот лес, эти деревья такие дружелюбные и доброжелательные. Там, за ними, в глубине территории, огороженной бетонным забором, царит самый настоящий мрак. Я была там. Однажды. Это была практика. Я видела, что там творится. Я заранее, по старой и верной привычке просчитывала пути отступления. Лазейки, через которые можно сбежать, если бы я оказалась на месте этих несчастных...
Примерно таковым было течение моих мыслей, когда я стояла со Славушкой у стен психбольницы.

С цвергшнауцером я сладила быстро. Стрижка была несложной и интересной, а пёс очень покладистым.
Завершив дело, я поехала на Елагин остров, чтобы встретиться с сестрой и Соболем. И тут случилась неожиданная неприятность. Где-то в полукилометре от Торфяной Дороги Славка проколола колесо. Взмыленная росомаха, уворачиваясь от машин, еле-еле доехала на спущенном колесе до места встречи. Бедная моя Славка.
Славушку мы оставили привязанной к решётке, а сами - я, Соболь и сестрица - пошли в парк, в ЦПКиО. Я люблю этот парк. Он красивый и добрый, как особый мир. В нём можно затеряться и помечтать. Поговорить с деревьями редких пород. Полюбоваться их цветением, усладить свой нюх ароматами цветов.
В этот день в парке состоялось мероприятие под названием "Фестиваль уличных театров". Какое красивое само слово - "Фестиваль". Фе-сти-валь. Ф е с т и в а л ь. Мне, почему-то, очень нравятся слова, заканчивающиеся на "аль". Пастораль. Грюнендаль. Ронсеваль. Фестиваль. Провансаль. Есть в них что-то такое.

Было много людей. Счастливые, заинтересованные, спешащие, раздражённые. Разные. Артистичные, до невозможности театральные и креативные участники фестиваля. Они создают свой мир, плетут узор слухов и образов вокруг себя. И не показывают истинного лица. Ну а кто из нас показывает?
Мне особенно понравилось представление "Летающая русалка". Двое людей - молодой мужчина и молодая женщина - разыграли чудесную сценку, наполненную юмором, светлыми образами откуда-то из детства, чарующими песнями и завораживающей игрой тени и света. Всё это происходило в шатре, и мне почудилось, что на дворе уже вечер, а удивление моё было велико, когда, отодвинув полог, я увидела яркое Солнце.

Мы расселись под каштаном. Дивным цветущим каштаном, любвеобильно развесившим свои широкие размашистые ветви. Он был увешан бумажными гирляндами в виде цветов, сердечек, птиц. Хороший приют для усталого путника.
Но для каждого парка найдётся свой Сторож. Хотелось бы мне, подобно Снусмумрику, выдернуть эти воспрещающие таблички и разлечься на травке под гостеприимным деревом. Но, что случается всегда, случилось и теперь - росомаху самым бесцеремонным образом прогнали, и она побежала, не разбирая дороги, мимо ярких балерин в необъятных юбках, на фоне которых её серая накидка смотрелось особенно блёкло, мимо всё тех же людей-зрителей, глотая обиду и досаду. Да, я могла рявкнуть и ответить, как я умею, но я не хотела осквернять этот счастливый и светлый день своей злобой.

Цветы. Никогда прежде я не думала, насколько красивыми и трогательными могут быть садовые цветы. Но Фестиваль Тюльпанов развернулся передо мной невообразимым ковром цветных пятен, тонких и хрупких как лёд, нежных как дыхание жизни, удивительных по своей структуре, форме, цвету, запаху. Тюльпаны. Хотелось плакать, глядя на них. Настолько они прекрасны. Я услышала их песню.

Весёлые испанцы - я уверена, Соболь, рассказывая о труппе "Камчатка", назвал бы их именно так - сначала показались мне совершенно бессмысленными, только их серые костюмы, а-ля прошлый век, зацепили моё внимание. Но они действительно оказались такими милыми и талантливыми, эти испанцы. Больше всего угрюмой и отрешённой росомахе понравилась часть представления, где они подбегали к зрителям и сжимали их в крепких объятиях. Меня стиснули аж два раза, и это было очень забавно и приятно. Конечно, я понимаю, что это просто игра и постановка, но, создавалось впечатление, что им не всё равно. Милые они, эти испанцы в серых пальтишках.

Желание людей понежиться на газончике перебороло власть Сторожа в Парке. Наша стайка тоже устроилась на солнцепёке, подставляя нежным лучам промерзшие в тени бока. Вот так росомаха нежится на солнышке:

После этого мы отведали замечательнейших бельгийских вафель, на которые я уже давно пускала слюни. Они действительно оказались очень вкусными.

Затем мы пошли домой. А Славушку отправили на починку к брату.
Желаю всем приятного лета и светлых дней. Аррф.

@музыка: пение цветов

@настроение: хорошее, но тоскливое

@темы: семья, прогулки, приключения, живность, груминг, велосипед

14:23 

Элеватор стал чуть ближе

Чем выше цель - тем круче паденье
Ур ур ур, ур ур ур!
Пока у нас качаются с трудом найденные Соболем "Муми-Тролли на Ривьере" на шведском языке, мы, в ожидании долгожданного мультфильма (искали его полгода) посмотрели и "Лоракса" и "Монстры против пришельцев" и даже... ах, в прочем, это не важно.

На следующий день после того как я восторженно рассказала Соболю о нашем со Славушкой приключении на заброшенной железной дороге - что вы думаете? - да, на следующий день мы пошли туда вместе с ним пешком. Пешком идти интереснее, но утомительнее, но зато можно всё лучше разведать и залезть туда, куда с верным железным скакуном залезть не получится. Например, на старую каланчу в пожарной части. Деревянная, но крепкая. Потемневшая древесина, выбитые окна и вполне обжитое нутро. Мне казалось, что мы поднимаемся по маяку Муми-Папы. Только больше похож он был на сарай. Высо-о-окий такой сарай.

Потом мы рискнули проникнуть на территорию того самого жуткого элеватора. Не знаю, почему, но он мне внушает хтонический ужас.
Так вот, подлезли мы под забором, едва не ободрав наши шкурки. Это было не с главного въезда, разумеется, а с железнодорожного въезда, поэтому, пообнимавшись с рельсами и щебнем, мы всё же попали внутрь. Дальше пошла череда коротких перебежек и ползаний по кустам, во избежание обнаружения двух лазутчиков. Мы прятались за составами, за складами, за будками, скрывались от машин и убегали прочь с глаз мужиков. Это было весело. Мы подошли к самому главному зданию элеватора - к зернохранилищу, что так упорно напоминает мне замок с башенкой. И пошли вдоль него, петляя под вагонами, осматривая территорию, поднимаясь по лесенкам, подбрасывая лапами просыпавшееся зерно.
И вот, когда мы прошли всю стену, я решила забраться по лесенке, к ней прикреплённой, чтобы обозреть окрестности. Я залезла, и тут Соболь тревожно шепчет:
- Спускайся живее!
- Что? - не расслышала я.
- Моя росомаха, спускайся живее, там мужик. Он тебя увидит.
- Да, сейчас! - мявкнула я и поспешно пересчитала лестничные перекладины. Оказавшись на земле, я было облегчённо вздохнула, но, как говорится, не тут-то было.
- Бежим! - взвыла я, толкая соболя и протискиваясь между лесенкой и вагоном. Мы рванули, а за нами гнался страж элеватора. Иноземный мужичок.
Мы мчались сломя голову, ныряя под вагоны, не заботясь более о скрытности, разве что не визжа как сумасшедшие собачонки. Единым махом мы покрыли расстояние, по которому пробирались аж полчаса. А мужичок тем временем отстал.
Мы вылезли там же, где и влезли и, как ни в чём не бывало, пошли дальше, весело смеясь и невинно беседуя.

А бабушка вчера рассказала, что ей приснился сон про войну. Как они от немцев убегают, как кто-то идёт в наступление. Бррр, жутковато.

Ладно, на сегодня всё.

@настроение: Превосходное

@темы: элеватор, семья, приключения, Соболь, Муми-Тролли

15:07 

Озеро, деревенька, Заповедная улица и страшный элеватор

Чем выше цель - тем круче паденье
Привезла в город свою Славушку, чтобы кататься на ней и ездить по делам.
И вчера как раз решила проехаться с ней по велосипедной дорожке, разведать что да как, разнюхать территорию, исследовать места, где я не была.
А именно: из окна моей комнаты едва виднеются деревенские домишки слева от леса. Жалкие остатки посёлка, который был здесь, видимо, до того, как город стал наступать и давить всё на своём пути. Я всегда хотела разнюхать, что там делается. И вот поехала.

Дорога, ведущая в эту деревеньку привела меня прямо к озеру. Удручающее зрелище лютой свалки на его берегах дополнялось тоскливым криком чаек и уток-нырков, а где-то на том берегу высились технические постройки и этот жуткий элеватор, так напоминавший мне башню замка, когда я глядела на него из своего окна. Пахло там ужасно: не то тухлятина, не то просто больная вода, не то гора разлагающегося мусора... А может, и всё вместе. Узкую тропку по озёрной косе, где я ехала, устилали сломанные ветки, бумажки, бутылки, помятые банки, горы пенопласта и пластика, мертвые птицы...
Тем не менее, мне встретилась парочка рыбаков-сумасбродов, решившихся удить рыбу здесь.
Название озера, кстати, Шуваловский Карьер. Он образован плотиной на речке Каменке, которая вытекает из Суздальских озер и впадает в Лахтинский разлив. После добычи песка в долине реки карьер принял причудливые очертания озера с зелеными мысами и островами среди песчаных холмов. Однажды некая фирма пообещала благоустройство карьера и создание зоны отдыха. На южный берег прикатили армаду техники, вырубили массив соснового леса, выкопали и вывезли тысячи самосвалов песка, изрыли землю глубоко до глины, оставив ямы, заполненные мутной водой, а затем превратили эти пространства в грандиозную свалку. Собственно, что я там и застала.

Деревенские домишки все прячутся за высокими плотными заборами, а мрачный элеватор равнодушно озирает свои владения.
Я решила ехать дальше по Парашютной улице и свернула на первом попавшемся повороте. И дорога эта привела меня к таинственному Зоологическому институту, ФТИ им. Иоффе и заброшенной железной дороге. Всё это располагается по другую сторону карьера.
Ржавые потускневшие рельсы, растерзанные шпалы, замшелые платформы с едва читаемым названием станции. Береговая, так она когда-то называлась.
Я ехала вдоль путей по дороге, а когда дорога вильнула в сторону, я спешилась и пошла со Славушкой по шпалам. Я пыталась катить её по рельсу, но это было не очень удобно. Вскоре пути начали делиться, и, возникшие рядом рельсы, выглядели уже более обжитыми. На них даже стояли товарные вагоны. Я поняла, что путь этот ведёт к элеватору. Тут мне и встретился местный житель.

- Эка тебя занесло! - присвистнул он. Помятый прокуренный дед.
- Да, я тут осматриваюсь, - ответила я, выйдя из полуминутного оцепенения. - Что это за пути? Куда они ведут? Почему заброшены? Что тут было? Как называлось это село?
Возможно, его смутил такой град вопросов, а возможно, он просто и сам не очень хорошо знал ответы на них.
- Детская железная дорога тут была. Вона, даже путь оторвали центральный. Маленькие вагончики тут ходили. Туда - до Удельной. Сюда - до института. Ну того, имени Иоффе. А что тама делают, уж я не ведаю. А села тут никакого нету. Это вот улица Заповедная Ленинградской области.
- Да, но ведь здесь явно было село или деревня, до того как её задавил город. Как она называлась?
- Улица Заповедная, больше не ведаю.
- Ладно, - вздохнула я. - Спасибо, я поеду дальше.

И дедушка свернул в один из закоулков Заповедной улицы. Было понятно, что все эти улочки и переулки раньше носили свои названия, как у нас в Белоострове, например, или в любом другом посёлке. А теперь их всех обозвали одной Заповедной улицей, которая занимала весь посёлок.
Вскоре я отъехала дальше, перешла через пути и свернула в другой, как мне показалось, задыхающийся посёлок. И мне повстречалась ещё одна местная жительница, но она была ещё менее сговорчива. Она искала свою кошку, когда я решилась её побеспокоить.

- Здравствуйте, а где я нахожусь? - спросила я, тормозя Славку.
- Заповедная улица.
- А..а..ну, это было село, да? Хмм.. А что воооон там? Что это за завод? - женщина не очень была настроена на беседу, поэтому я заволновалась.
- Это элеватор, - махнула она рукой и принялась звать свою кошку:
- Каролина, Каролина, Каролина, кис-кис-кис!

Мне ничего не оставалось как двинуться дальше. Вопросов было море: что это за элеватор? Как называлось село? Что это за странные домики двухэтажные, похожие на нечто среднее между гаражами и голубятнями?
Не мучаясь выбором, я решила проверить все здешние улочки, и одна из них привела меня в садоводство. Я возликовала: "Ну наконец-то! Я знаю название населённого пункта! Какое, однако, странное название... Садоводство "Госрезерв"... да уж. Ну, хоть что-то".
Да, действительно, указывающая на это табличка красовалась прямо на заборе, огораживающем это садоводство. Не дожидаясь приглашения, я въехала на его территорию и будто окунулась в простую жизнь обычного уютного посёлка Ленинградской области. Такого, как мой Белоостров, или, скажем, Солнечное. Милые деревянные домики, цветочки и прудики на участках, тихие улочки, зовущие по ним проехать. И только высокая башня элеватора напоминала, что я не совсем за городом. Но вот того факта, что я была за элеватором никто бы отрицать не стал. Если бы Соболь в тот момент подошёл к окну и позвонил мне, я бы сказала ему: "Привет. Я и вижу тоже самое, что и ты. Только с другой стороны". И это была бы правда.
Элеватор внушал.
Поскольку просёлок привёл меня в тупик, я была вынуждена повернуть. И разведать другую тропку. Она привела меня к недружелюбному забору, к огороженной территории, на которой и находился элеватор. "Хлебрезерв" - прочитала я на табличке. И порадовалась, что охрана не пустила меня дальше. В этот день я не хотела подъезжать к элеватору так близко.
Элеватор внушал.
Я снова развернулась и теперь уже отправилась домой. Приятная пустая дорога. Красота! Упоительный аромат черёмухи и жасмина. Виртуозный закат. Малиновые небеса и ветер в гриве. Добрая тропа под колёсами Славушки.
Замечательное приключение.

@музыка: Heather Dale

@настроение: отличное

@темы: велосипед, приключения, элеватор

По следам росомахи

главная