• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Природа (список заголовков)
18:00 

Большое летнее путешествие: Нильмогуба

Чем выше цель - тем круче паденье
2 июля 2017 года в 9:50 утра от Ладожского вокзала города Санкт-Петербурга отъехал поезд с сообщением Москва-Мурманск. И в комфортном чистеньком купе сидели мы – я и Странник, с предвкушением глядя в окно. До Чупы ехали один день и одну ночь, пересекая торопливые реки, речки и речушки: Янегу и Яндебу, Свирь и Челму, Шую и Суну, Ундуксу и Кереть…
Странник много рассказывал мне о его самом любимом месте в мире, и я, разумеется, по-своему его представляла, будто слушала сказку о далёких землях, о таинственных берегах. И вот, я еду в эту самую сказку. Туомитар тоже с нами: сидит на верхней полке.
Около четырёх часов утра мы прибыли в Чупу, примкнули к группам из Полярного Круга – детского лагеря. Нас повезли на машине в деревню Нильмогубу, и два часа машину трясло на ухабах. Промелькнула чья-то аккуратная ухоженная могила. Прямо в лесу. Только потом, на одной из экскурсий, я узнала, что здесь покоится почтальонша, насмерть замёрзшая на этом месте в сороковых годах. Она возвращалась из Чупы. Сейчас никакой почты в Нильме нет.

Нильмогуба – крошечная деревенька, почти погибшая до того как здесь, на берегу Кандалакшского залива Белого Моря, Михаил Сафонов организовал дайв-центр, а вслед за ним и детский лагерь. Вот мой Странник-то и являлся завсегдатаем каждой программы, пока не вырос. Теперь же мы приехали сюда просто как взрослые отдыхающие.

Белое Море удивительно. Но, признаюсь, сначала оно меня разочаровало. Я представляла себе нежное песчаное побережье, бескрайнее серебро воды, стекающее за горизонт, и робкие туманные берега, послушно расступившиеся в стремлении дать морю побольше пространства. Что-то вроде Финского Залива, только больше, мощнее, величественнее. Но не тут-то было, и то, что сначала мне показалось не то невнятным озером, не то обширной лужей, оказалось ничем иным как Белым Морем. Самым натуральным Белым Морем.
Шёл отлив, и обнажилась илистая литораль, покрытая фукусами, поросшая астрочкой, усыпанная случайными камнями. Только потом я осознала всю её прелесть, находя всё новых и новых интересных живых существ – от двустворчатого моллюска мии до полумёртвых многощетинковых червей нереисов, рачков-балянусов и морских звёзд. И Белое Море, представленное в Нильмогубе чередой заливчиков, изрезавших берег, открылось мне по-новому, закружило голову богатой фауной, вишнёвыми закатами, удивительными островами.
Я впервые увидела живую морскую звезду. Благодаря справочнику беспозвоночных Белого Моря, стоящему на полке в столовой дайв-центра, я узнавала уйму любопытных подробностей о существах, которые мне попадались. Морские звёзды, например, питаются, выбрасывая свой желудок внутрь пойманной ими мидии, и желудок переваривает её прямо в створках.
Так же сбылась моя мечта по поводу медуз. Никогда прежде их не видела, а тут сразу два интересных вида сцифоидных медуз – аурелия и цианея. С каким восторгом стучало моё сердце, когда я выбежала на причал и увидела их! Кучку маленьких аурелий и единичных цианей, похожих на каплю крови. Аурелию можно держать на ладошке, она не в силах стрекотнуть. Много позже мне даже удалось поймать в чашку Странника прозрачную гидромедузу вида Bougainvillia superciliaris.

***

Речка Нильма, на берегах которой ютится одноимённая деревенька, не может похвастаться длиной – всего четыре километра от Нильмозера до моря занимает её русло. Экскурсия к её истоку выпала на промозглый дождивый день, а путь пролегал по заболоченной тропе и комарятнику. На обратном пути я утопила в болотце свой любимый тапок, и Странник, пыхтя и ворча, копался в холодной грязи в его поисках, не подпуская туда меня. Потом он плюнул и сказал, что о тапке надо забыть, но я решительно отпихнула любимого, сама влезла в жижу, и, пошарив там, таки достала противный перепачканный шлёпок и с победным видом водворила его на законное место – на лапу. И да, это было не последнее приключение моих тапочек. В дайв-центре какой-то ребёнок с невозмутимым видом прихватизировал мои тапки, после чего я чёрным маркером написала на них грозное указание: "Не брать!".

***

Вокруг Нильмогубы не так много достопримечательностей, до которых можно добраться пешком, не по морю. Одно из таких мест – Каньон Панфилова Варака. Мы в первый же день приезда отправились со Странником туда. И это было ужасно. Да-да! Не предупреждённая о гадких кровососах, я надела штанцы по колено и футболку, предоставив комарью целое раздолье: кусай – не хочу! И закусали жутко, так, что я даже бросилась бежать, лишь бы отстали. Но Странник сулил прохладное приятное озеро, заполнившее дно каньона, и я с вожделением думала о скорейшем прибытии на место, но получила тёмную лужу, замусоренную камнями. Не сумев насладиться видами и красотами, получив крайне неудачные фотографии, я в расстроенных чувствах поспешила назад. Мы сразу пошли к реке Нильме, чтобы освежиться, и это помогло мне почувствовать себя лучше, пусть дно и было чрезвычайно каменистым, а течение бурным. Странник смастерил тарзанку, свесил её с мосточка, и я, цепляясь за неё, смогла побарахтаться в стремительном потоке. Вода отличная, приятная, чистая.

В другой день мы ходили на каньон с экскурсией. Все экскурсии у нас вела Настя – жена Михаила Сафонова. Она замечательный экскурсовод, трепетно относящийся к природе и этому почти дикому краю. Мы примчались к Вараке по морю, на катере. Да, так тоже можно, так быстрее. И я уже была подготовлена: длинные штаны, накомарник, куртка, сапоги. Не подобраться кровопийцам.
Каньон является карьером, здесь добывали слюду ещё с петровских времён. Чёрный биотит и золотисто-зеленоватый флогопит в изобилии рассыпаны по дну карьера, но вот прозрачного мусковита здесь не обнаружено, и геологи сомневаются в том, что здесь его вообще добывали, хоть он и упоминается в старых текстах.
Грозно нахмурены кустистые бровки над мутным глазом-озером. Торчат из тела скалы позабытые чёрные буры. Искрится белоснежный кварц на солнце, греет спину розовый полевой шпат. Нутро земли вывернулось наружу, некогда покорное движению ледников. Посеребрили камни и склоны седые лишайники кладонии: ломкие, хрупкие, хрустящие, лишённые живительной дождевой влаги.
Шикша и вереск, брусника и черника, седмичник и майник дружно живут в этих лесах, бок о бок.
И чьё-то большое гнездо нависает над смертоносным обрывом.
На правой бровке высится геодезическая вышка. Триангуляция. Старая покосившаяся установка, сколоченная из давно посеревших досок, недолго ей осталась.
На левой бровке ржавеют позабытые подвесные вагонетки. Когда-то их поднимали по канатной дороге.
В этот раз поход на Вараку оказался более удачным. Я всё увидела, всё прочувствовала, сфотографировала и записала. Был даже организован обед над головокружительным отвалом.

И в третий раз мы пошли на каньон уже совсем перед уездом, позвав с собой старинную подругу Странника Катю, которая живёт в Нильмогубе. Там, на одиноком тихом склоне, развели костёр, испили чаю и душевно посидели.

***

Поселились мы со Странником в двухэтажном домике между деревней и дайв-центром. Кормились и мылись в дайв-центре. Кушали мы хорошо, вкусно. Там шведский стол, и стол этот ломится от яств: тут и пирожки, и сладкое, и фрукты, и суп, и мясо, и гарниры. Каждый день – разное. Был даже жульен из кальмаров, но я не настолько гурман, хотя у Странника это самое любимое блюдо там. А я больше люблю свинину по-французски.
От Дома №1, в котором расположена столовая, мы часто прогуливались до причала, ведя неторопливую беседу. Эдакий вечерний променад. И как-то раз мы пришли на причал уже ночью, когда закат плавно перетекал в рассвет. В это время года темнота никогда не опускается на Белое Море. Под небом, сочащимся тягучим мёдом, по лиловеющей солёной воде скользили удивительно красивые черви нереисы. Гибкие, словно полупрозрачные змейки цвета халцедона, нереисы спешили на нерест, значительно припозднившись в этом году из-за холодной весны. Туда-сюда, несколько десятков, и вся вода была в движении. Но после своего великолепного танца черви зароются в песок и будут ждать смерти. Потом, через пару недель, море вынесет их тела на берег, и у всех хищников литорали будет сытнейший обед. Это редкое зрелище. Редкое и прекрасное.

***

Нильма – не единственная река в округе. И не единственная деревня. 5 июля мы совершили морскую прогулку к поморской деревне Чёрная Река, что озарила своим присутствием летописи более четырёх веков назад. О, прекрасна Чёрная Река и деревня, названная в честь неё! Неторопливо течёт, ровно. Питает стоящие на берегу бани. Радует взоры местных жителей. Право слово, вот в этой деревне я бы и поселилась. Странник разделяет мой восторг, но в Чёрной Реке нет работы и трудно добраться до магазинов, а до ближайшей дороги – и подавно. Но всё же тут живут. Например, семья, так же как и мы, всегда желавшая сбежать из пыльных городов. И они сделали это! Но об этом чуть позже.
Мы высадились в двух километрах от деревни, по пути зашли на красивое болотное озеро и посмотрели огромный муравейник с меня ростом. Первым нас встретило не огороженное деревенское кладбище. Могил немного, и все ухожены. А посреди кладбища стояла странного вида часовня, чьи стены имели изгиб. Внутри главенствовало вырезанное из дерева изображение распятого Христа, а за ним висели самые разнообразные иконы. Мы узнали, что отсюда любую икону можно взять, если есть в том нужда. И принести свою, если хочешь сделать доброе дело.

А построил часовню дядя Паша. Павел Шелков. Тот самый, кто из города сюда перебрался с женой, порвал паспорт и зажил по-своему. Он был священником, но поругался с РПЦ на почве того, что ему крайне претил обряд пронзания просфор. Мол, как можно тело бога, даже символически, протыкать, имитируя казнь, если ты этого бога любишь? Это всё равно что порвать фотографию любимого человека.
«Не впадайте в ересь» - был ответ, и в итоге дяде Паше запретили служить, а церковь, которую он построил в самой деревне, и до которой мы ещё не дошли, опечатали.

Когда экскурсия пошла смотреть эту на самом деле красивую постройку, мы со Странником отправились к дяде Паше в гости. Странник его хорошо знает и дружит с ним. В избе царил полумрак, ведь электричеством тут пользуются только в мастерской. Нас радушно встретили, усадили за крепкий добротный стол, угостили козьим молоком и хлебом только что из печи. Рядом, на столе, матовым блеском переливалась россыпь глиняных узорчатых бусин. Почти всё в этом доме и сам дом Павел Шелков сделал своими руками. Посуду они с его женой Люсей слепили из глины, найденной у моря, и обожгли. Мебель дядя Паша сколотил из кривых стволов деревьев. Отдельная песня – туалет. Не туалет а бомбоубежище, хи-хи. Настолько мощный сруб, что стены чуть ли не толще моей головы. Дверка небольшая, порог очень высокий, и сам домик из-за этого похож на собачью будку. Во дворе стоит деревянный конь в натуральную величину – игрушка для детворы. Ох, был бы у меня такой в детстве! Очень, очень интересно и красиво здесь всё. Нашего жалкого получаса катастрофически не хватило на то, чтобы охватить взглядом все чудеса этого жилища.
В таком доме как же без живности? Козы важно прогуливаются снаружи, весёлая собачка встречает гостей внутри. Ну и кошка, ибо как дом может быть уютен без кошки? Да только кошка непростая. В смысле, не простая деревенская мурка, а настоящая гавана – чёрная ориенталка. Зовут эту восточную красавицу Габи, и её привезла из Москвы их дочь. Габи сменила двух хозяев из-за невозможности ужиться с детьми.

Удивительный дом, удивительная семья. Как жаль, что у нас было так мало времени на общение! И дождь зарядил как назло. На память Павел Шелков подарил мне глиняную бусину в виде крокодильчика. Это правда ценный и дорогой сердцу подарок, ведь он сделан своими руками, да какими талантливыми. Мы хотели заглянуть к дяде Паше с тётей Люсей и в другой день, но так и не сложилось, увы.

***

Дайв-центр – место хорошее, бурлящее энергией и постоянной деятельностью. И для всех желающих были организованы две лекции с мастер-классами по кулинарии. Ух, как это было интересно и вкусно!
Первая лекция и мастер-класс были посвящены быту и кулинарии поморов.
А вторая – истории русской гастрономии.
Вёл их Александр Коцкий, профессиональный повар, кормящий ораву студентов на Беломорской Биологической Станции.
Он рассказал нам, что на побережье Белого Моря не выращивали зерновые культуры, а главными продуктами поморов была рыба и репа. Так же популярными являлись две каши: саламат (из ячменя, на сале с молоком, не сладкая) и загуста (из ржаной муки). Масло у поморов появилось поздно, они не выращивали масляные культуры. Так же характерные поморские блюда: ушное (мясное блюдо с репой, луком и, позже, морковью), жарёха поморская (пареная рыба, уложенная слоями), жаркое из лося (кусок, запечённый в сале).

Но на мастер-классе мы готовили следующее:
- луково-гороховая похлёбка
- фаршированный лук
- салат из капусты с прибрежными пряностями
- жареная треска
-морс

Как видите, пришлось в срочном порядке начать любить лук.
Проходил этот чудесный урок кулинарного искусства у костра, на живописном Зелёном Мысу, неподалёку от заброшенной медвежьей лёжки, усыпанной тюленьими костями. Красота!
Надо сказать, больше всего мне понравился фаршированный лук, а точнее, его начинка. Мелко рубленная говядина напополам с салом, мррр! Я выела пяток луковиц, а Странник поглощал угощение прямо вместе с луковой «скорлупой». Похлёбка оказалась водяниста, а жареная треска слишком треска для меня.
Гораздо вкуснее дело обстояло с кухней русской. О, там мы готовили настоящие лакомства!
А вы знали, что традиционный русский кисель – это не привычный нам ягодный тягучий компотик, а скисшее зерно, которое сварили, а потом охладили? Получалось что-то вроде пудинга. Но нет, готовили мы не это.

В меню у нас значилось:
- кура, маринованная в чесноке с калганом
- лепёшки на сметане, на камне печёные
- буженина в земляной печи
- быстро посоленные огурцы

Самым вкусным блюдом оказалась курица. Аж слюнки текут, когда вспоминаю. Пряная, яркая, сочная, ароматная… А с лепёхами – так вообще шик. Буженина тоже получилась вкусно, но она так долго готовилась, что в животах места на неё уже не хватило, поэтому она отправилась в столовую. Зато готовилась она интересно: после всех приготовлений в виде сдабривания приправами, мясо, завёрнутое в фольгу, опускается в ямку, на дне которой насыпаны угли. Дальше это дело заваливается углями ещё и сверху и закапывается. Готовится два часа.
Это были ооооочень вкусные и интересные деньки. Повар – приятная личность, всё рассказывал, показывал. Думаю, некоторые из этих блюд я приготовлю дома в духовке.

***

В один из дней, а точнее 6 июля, я побрела на Нильмское кладбище, пока мой благоверный парился в его любимой баньке. Кстати, я тоже там полюбила париться, и единственный раз, когда я в этот приезд искупалась в море, состоялся как раз благодаря бане.
Ну а теперь о кладбище. Могил там оказалось немного: всего несколько десятков, и большинство из них заняты некими Лангуевыми и Павловыми.
Но самые старые, плохо сохранившиеся могилки принадлежат семье основателя деревни и ему самому. Иванов Иван Филатович, 1881-1953. Именно его надо благодарить за то, что здесь образовалось это поселение.
Я заметила, что на многих крестах повязано полотенце. Видать, какой-то обряд.

***

7 июля мы познакомились со стаей ездовых собак. Здесь зарождается питомник маламутов, и покамест он насчитывает четырёх маламутов, двух метисов хаски и двух дворняжек. Нам позволили погулять с ними по берегу моря.

***

Очень интересными и запоминающимися стали поездки на острова, коих в округе великое множество. И первым делом мы посетили великолепный Кастьян. Он же Косьян на старых картах. Название скорее всего означает, что тут варили еловую смолу. Но это не точно.
Именно у подножия Кастьяна я выловила гидромедузу.
Здесь очень красиво и привольно. Остров большой, почти на сто процентов состоит из гнейса – метаморфической породы, самой древней на Белом Море. Когда-то в незапамятные времена, по этим скалам бродил угрюмый ледник. Даже сейчас можно найти следы от его когтей – длинные борозды.
Скалы плавно сползают в море, будто стекают, подобно густому крему, образуя лагунки и ванночки, которые приглашают искупаться. Я не купалась, ибо чувствовала себя нездорово, боялась простудиться, ведь стылое море Севера – это вам не ласковая бирюзовая волна южных морей.
По острову ходить надо осторожно, по тропкам, а то вытопчешь редкие лишайники.
Рядом с Кастьяном приютились два островка, оба называются Белые – Большой и Малый. Они соединены перемычкой, и с одного ракурса напоминают по форме человеческие лёгкие.

Остров Великий и крохотный островок Величаиха – строжайше охраняемый заповедник. Туда даже подплывать нельзя. А охраняется там птица гага.

Остров Оленевский – тоже крупный живописный остров с песчаной литоралью. Именно тут мы нашли много интереснейших животных: пескожилов, креветок, моллюсков и даже камбалу. Здесь видно, как идёт прилив, заливая следы на песке. Я сидела на камне, пока не оказалась окружена водой.

Остров Кокоиха. До него добираться немного дольше, чем до Кастьяна, но зато по пути дикая белуха явила нам свою белоснежную спинку. И красавец-тюлень не замедлил объявиться.
Пляж Кокоихи укрывают бесчисленные камешки с полосатыми боками, абсолютно замечательные. А над костром уже попыхивает котелок, ждёт в свои объятия мидий. Да, мидии оказались весьма вкусны, особенно на фоне голодного желудка. После ужина группа туристов, в числе которой состояли и мы, расселась у огня. Женщины стали петь песни. Ну как тут устоять? Я стала петь тоже. И как же было приятно, когда меня просили петь снова и снова! И я пела, наслаждаясь этим вниманием.

Потом, ловя на шкуры капли заката, мы двинулись обратно. И перед сном, когда мы уже уходили из Дома №1, Странника окликнул его приятель и угостил нас настоящим камчатским крабом, выловленном в Баренцевом Море. Объеденье!

Но вот утром была грусть-печаль. У Туо сломалась шея, и мы в срочном порядке делали ей операцию: вспарывали и ставили дополнительную проволоку. Это ей не сильно помогло, и шея теперь не фиксируется.

***

16 июля была интересная лекция по эволюционной биологии, которую вёл Марков Александр Владимирович.
А потом мы поплыли на экскурсию в бухту Биофильтров. Нет, там не стоят установки, фильтрующие воду, ха-ха. Биофильтры – это животные, которые там обитают. Моллюски, рачки и прочие. А на скале белой краской нарисован бегущий мамонт. Это профессор К. А. Воскресенский в 1938 году искал здесь место для ББС и решил отметиться.
Конечно, на Биофильтрах мы тоже пили чай и гуляли по берегу. И готовили настоящие правильные драники, которые «не висят как собачье ухо, а стоят как…» Ну, в общем, отличные были драники.
Дошли до Киндо-мыса, где я нашла беличий череп, который, впоследствии, подарила Кате.

***

20 июля Странник сломал свой любимый нож на острове Большой Епишкин. Мы вместе с Катей грелись у костра, после того как помогли ей прополоть огород и получили в награду тарелку вкуснейшего плова. У неё дома живут козы, куры и даже олени. И индюшка! Я была в полном восторге.

***

В Кандалакшу мы уехали в ночь с 21 на 22 июля. Отсюда началась вторая часть нашего грандиозного приключения, о которой я расскажу в следующем посте.
В целом, в Нильме мне очень понравилось. Море впечатлений, воспоминаний и эмоций. Я рада, что оказалась там.

***
Очень досадно, что этот пост писался так долго. Но спасибо Рафе за животворящий пинок.

@настроение: тёплое

@темы: путешествия, природа, приключения, живность, друзья, Странник

01:13 

Тотлебен, залив, сова

Чем выше цель - тем круче паденье
Много лет назад, когда большая сварливая росомаха была ещё беззаботным весёлым росомашонком, случилось ей впервые побывать на берегу Финского Залива. Море приветливо ласкалось, и в полный штиль горизонт просматривался идеально. Та непонятная гряда - странная тёмная куча, продолговатым пятном очернившая небоморье, заинтересовала меня. Узнав позднее, что это форт, я стала мечтать. Мечтать, как однажды переплыву на надувном круге залив, либо сделаю плот, либо ещё каким-то путём попаду туда. На тот таинственный остров, манивший меня с самого детства.
Много позже я узнала название, но не была до конца уверена, что оно верное. Сегодня я убедилась, что была права, собственными глазами увидев торжественную табличку, знаменующую, что этот форт - форт Тотлебен.
Я взяла с собой плюшевую норку Туомитар и позвала рысь Кору составить нам с Туо компанию в прогулках по Финскому Заливу. Изначально маршрут был построен простой: на электричке в Солнечное, оттуда пешком до Курорта, там на электричке обратно. Но, дойдя до Курорта и почти не устав, мы решили идти до Сестрорецка. А добравшись до Сестрорецка, пленились манящей близостью вожделенного форта и перспективой приключений. Казалось бы - пройтись немного по льду - и вот, ты уже там! Там, куда мечтала попасть всё детство и всю юность. Да, мы так и поступили. Отважно взошли на ледяной массив, не устрашившись грозного гула и бульканья под холодным панцирем. И, затянув воодушевляющую песенку, двинулись вперёд.
Вот же какой восторг обуял меня, едва я коснулась зелёного камня стены. Ликование. На волне этого ликования мы осмотрели почти все помещения, которые оказались почти пустыми, выстуженными, давно растерявшими тепло обитаемого места. Белёсые сталактиты нависали над головой, полупрозрачные сталагмиты стали приютом для кучки комаров. Нацарапанные на стенах надписи попадались нечасто, и почти все были довольно старыми - 60-70 годов. "Здесь был Паша", "Здесь был Гриша" и всё в таком духе.
Но что же ждало нас потом! О, этого никто не смог бы предугадать!
Захлопали крылья, зашуршали перья, и крупная птица опустилась на ель. Я ринулась вперёд, не сводя глаз с дерева. Кора пошла следом. Ещё пара шагов - и моему взору предстала великолепная картина: серебристые пёрышки в чёрную крапинку, окаймлённое потемневшим серебром лицо, и глаза - изумлённые и бесконечно очаровательные. Это была никто иная как ястребиная сова.
Восхищаться совой с нами
Красавица сидела на ветке, а лапой сжимала какой-то лакомый кусок и ещё что-то. Я крикнула ей: "Эй, сова-круглая голова!", но она удостоила меня лишь обиженным взглядом. Потом ветка качнулась, сова разжала пальцы, и что-то полетело в сугроб. Я тут же побежала подбирать сувенир. Им оказалась погадка. Странно, что сова держала её в лапе. Зачем ей погадка? Но, так или иначе, подарочек я забрала и положила в карман, завернув в салфетку. Однако дома мама спустила эту погадку в унитаз :(
После встречи с совой мы стали возвращаться. Дорога назад, как обычно, показалась короче, но в Сестрорецк мы явились уже в полной темноте. Там сели на электричку и поехали домой.
Какой же это чудесный был день!

@музыка: Одинокий путник в январе холодном повстречался мне на рубеже метели...

@настроение: удовлетворённое, прекрасное, усталое

@темы: путешествия, птицы, природа, приключения, куньи, живность, друзья, Сестрорецк

23:48 

Лемболово, чайхана, ёлка, Моана

Чем выше цель - тем круче паденье
Пишу быстро, ибо сон рубит с лап.
Сегодня день был замечательный! Ещё бы, ведь я провела его в лесу, вволю наблуждавшись по сугробам, наевшись недожаренного мяса, начитавшись следов и надышавшись пряной сосновой смолой. Мы с Фелисом ездили в Лемболово, и с нами катались наши маленькие плюшевые друзья - его лис Герберт и моя норка Туомитар. Мы видели след зайцев, белок, мышей и лосей, стали свидетелями неудачной охоты совы, повстречали желну, погрелись у костра и чуть не промочили лапы, ступив на неверный берег занесённой снегом речушки. День выдался весёлый и интересный, компания душевная. Я бы написала больше, но жутко вымоталась и теперь поползу в гнездо. Одно слово - востоооорг!

***
Ещё когда я гостила в Москве, у мамы Странника случился День Рождения, куда, что удивительно, пригласили и меня. Мы посидели в чайхане, я набила брюхо так, что думала: "Только бы не лопнуть, только бы мой желудок не порвался". Мне реально стало плохо от обжорства, но я походила, и всё прошло. Я подарила маме Странника книгу про садоводство, но она как-то не особо в восторге была, хотя я знаю, что такую литературу она любит и собирает. А может, она на всё так сухо реагирует, а я просто не привыкла.
Ах да, в тот день я познакомилась с бабушкой Странника, и осталась этим довольна. Хорошая женщина.

***
Дома мы нарядили ёлку. Я наконец повесила на неё советские игрушки из прессованного картона, которые купила ещё летом на барахолке. Собачку и сороку. В каждой комнате у нас стоит по маленькой ёлочке, а в гостиной - большая. Свою маленькую старенькую ёлочку я украсила исключительно старыми игрушками, которые радовали меня в глубоком детстве, и которые избежали гибели. Смотрю на неё и отдаюсь приятным воспоминаниям, ловлю новогоднее настроение за хвост.

***
Ходила на "Моану". Изумительный мультик. Я плакала. До сих пор под впечатлением. Буду пересматривать, это точно. Зря все говорят, будто он проходной, и с "Холодным сердцем" не сравнится. Меня "Моана" зацепила гораздо сильнее. Над "Холодным сердцем" я не плакала и песни оттуда не переслушивала по сто раз.

@темы: путешествия, природа, приключения, праздники, лес, живность, друзья, Странник, Москва

00:57 

Москва: джунгли, снега, улитки

Чем выше цель - тем круче паденье
Московская неделя подходит к концу. В этот раз я не сычевала в квартире Странника, а развела бурную активность, изъявила желание и в Дубки сходить, и с Картузкой снюхаться, и к Северу на ярмарку заглянуть, и даже выгуляться на реке Волгуше – в лесу. Для существа, привыкшего неделями вообще не выходить на улицу, это большой прорыв. И мне понравилось. Много впечатлений, много эмоций, много воспоминаний. Начну рассказывать с сегодняшнего дня, а потом расскажу и про предыдущие вкратце.

***

Сегодня была назначена встреча с барсучихой Картузкой и её возлюбленным – росомахой Такамото. Вот и вышло, что в Ботанический сад Москвы вторглось сразу четверо куньих – две росомахи, барсук и колонок. Славная компания.
Перед выходом из дома я поняла, что мне будет холодно в своей курточке, и Странник одарил меня своей второй шинелью, которую он когда-то нашёл на помойке. Это просто ОШЕРСТЕННО! Очень тёплая и красивая одежда, весьма удобная и добавляет +15 к обаянию, располагая к себе сварливых старушек. Одна из таких бабушек, продававшая квашеную капусту у метро, сказала, что такие шинели как у меня носили немцы, на что я показала ей бирку на подкладке с надписью «Саратов, 1955 год». В общем, шинельку я у колонка прихватизировала, и теперь мы, как он выразился, два сапога пара. Оба в шинелях и шапках-ушанках.
Ну а в Ботаническом саду царствует зима, как ни странно. И цветов-кустов на газонах мы не увидели. Лишь таблички с их названиями угрюмыми надгробиями торчат из сугробов как напоминание о пышном летнем цветении. Ведь в лютую декабрьскую стужу чудится, будто нежные цветы никогда не смогут пробить мёрзлую землю, а серое солнце не растопит лёд.
Но в крытых оранжереях всё было иначе, там правило вечное лето, там застыли джунгли. Ну, или расположился сильно разросшийся подоконник какой-нибудь советской бабушки. С монстреями, диффенбахиями, бегониями… В любом школьном кабинете такого добра полно. Однако были и невероятно интересные вещи.
Больше всего впечатлили суккуленты, растения-хищники и огромные банановые листья, под которыми росомаха спокойно могла бы свить гнездо! Парад суккулентов поразил разнообразием – кактусовый рай! Очень интересно было увидеть столько видов этих любопытных растений. Ну а хищники в особом представлении не нуждаются. Странник восторгался непентесами, я мечтала сунуть палец в ощеренную пасть венериной мухоловки.
В соседней оранжерее раскинула свои берега Мохляндия. Да, она так и называется. Там много мхов. Ну и азалий. Но мхи порадовали больше. И ещё один павильон, в который мы сунулись, оказался имитацией душных тропиков с вкусно пахнущим воздухом, перенасыщенным влагой.
Когда все, наконец, насытились новыми знаниями по ботанике, пришло время пищи телесной. Мы пошли в ближайшую чайхану, где очень вкусно поели и невероятно душевно посидели. Услужливые официантки раздали нам пледы, и Така закутал в плед свою барсучиху, а Странник - меня. Мы с колонком заказали куриные шашлыки, лепёху, чай с жень-шенем, плов, и да, я осталась голодной. В этот день я зарядилась позитивом и новогодним настроением, хотя, казалось бы, ничего особо новогоднего с нами не происходило.
Распрощавшись с ребятами в метро, мы вернулись домой и первым делом прикончили подаренную Картузкой шоколадку с коноплёй. Это оказался фантастически вкусный шоколад, но конопля никакого эффекта не дала. Интересненько.
Потом мы решили приготовить улиток на ужин. Спор был такой: кто не осилит свою половину – тот пойдёт за молоком. Я осилила, я молодец. За молоком пошёл Странник. Но улитки оказались ужасны. Со вкусом речной тины.
Ну и под конец вечера колонка обуяла бурная деятельность, и он принялся украшать логово к Новому Году. Я тем временем занималась упаковкой подарка на День Рождения для его мамы. Он завтра, и меня – о чудо – пригласили.
Теперь повсюду разбросана мишура, а кухню освещает мерцание гирлянд. Колонок скормил мне мандаринку, а сам сел что-то паять. Это просто идеальный день.

***

Ну а теперь о делах минувшей недели.
У нас в гнезде завелись клопы, и я получила несколько весьма чувствительных укусов. Вызвали травителя. Теперь сидим в разорённом гнезде и бесконечно стираем одеяла, подушки, пледы… В день большой травли пришлось с восьми вечера до полуночи бродить по кафешкам и дворам. Ну ничего. Мы поели в кфс, десерт умяли в Шоколаднице, а последний час провели на лавке во дворе, слушая, как ветер завывает на крышах домов и мечтая о нашем домике в Карелии.

***

В пятницу я посетила ярмарку хэндмейддеров и воочию увидела прелестных драконов, вышедших из-под талантливой лапки Севера. И с самим волком повидалась. Ярмарка эта раз в пять меньше, чем Ладья и раз в десять уютнее. Я купила там подарок маме на Новый Год. Но я не скажу, какой. А ещё поела вкусных пряничков на дегустации. И коварного мёда-суфле. Почему коварного? Объясняю. На одном столе стоит ряд разноцветных медов с ягодными добавками. Клубничка там, малина, апельсин и прочее. Вкуснота безумная. Поворачиваюсь к другому столу. Там такой же ряд. Собираю на ложечку смачный шмат самого, как мне показалось, аппетитного мёда – красненького такого. «Клубничный, наверное» – думаю. Главное, постаралась как можно больше мёда на ложку уместить. И вот, отправляю это всё дело в рот. И из глаз чуть не полились слёзы, потому что это оказался мёд… да-да, с перцем. И росомаха, фыркая и пытаясь избавиться от жжения на языке, удалилась восвояси.

***

В прошлые выходные мы с колонком побывали на реке Волгуше. Мне понравилось там гораздо больше, чем в предыдущий раз. Во-первых, я была одета по погоде. Во-вторых, я дала себе волю. И это было незабываемо. Носиться по сугробам, вынюхивать следы, скатываться с обрывов, исследовать местность и почти забыть о таком чужеродном человеческом теле… Дорогого стоит.
Из-за Странника мы намотали лишние километры, что стало причиной моего негодования, а потом, когда я выбилась из сил, и скулежа. Да, я падала в каждый сугроб, и сердитый колонок с ворчанием меня оттуда извлекал. Но в целом это было просто чудесно и волшебно. Хочу ещё.

@настроение: какаопопивательное

@темы: Москва, Странник, друзья, еда, куньи, праздники, природа

21:58 

С возвращением!

Чем выше цель - тем круче паденье
Бурлит тёмная река, звенят пожелтевшие листья: Варра вернулась домой!
И Белоостров раскинул объятия - широкие лапы черёмух, подёрнутые осенней прохладцей. Дома осень давно уже вступила в свои права. Лес стал прозрачен, по-осеннему задумчив, и буйная летняя зелень его поблёкла, уступая место огненным всполохам багряной и золотистой листвы. Берёзы самые первые спешат сбросить устаревшее летнее одеяние и принарядиться в богатые шитые золотом и медью одежды.
Представьте, что лес – это загрунтованный холст, залитый тусклой краской спокойного зелёного тона. Залили его неровно: кое-где краски скопилось больше – образовалось мрачная глушь, кое-где краски совсем мало – и там высветилась весёлая полянка. Но вот всё высохло, и художница выдавливает на палитру новые цвета. Послушной кистью берёт она краску, и яркая капля рыжей лисицей замирает на кончике упругой ости. Искусница смешивает краску с солнечными лучами, с отблесками костра, с искрами, летящими от тяжёлых конских копыт, со сладостью мёда и сытным духом сливового пирога…
И вот появляются на холсте лёгкие свежие мазки – то тут, то там. Янтарём вспыхивают вековые деревья, обособляя себя, выделяя на общем фоне. Поспевают за ними и тоненькие юные деревца. Кисть движется беспокойно, прыгая по всему холсту, оставляя за собой оранжевые отпечатки. Тяжелеет воздух, сгущаются тучи. Лес умывается дождём.
С утра барабанит дождь, и звук его и его осознание делает гнёзда теплее, а одеяла мягче. И хочется лежать так среди подушек и пледов, обнимая кошку, которая тоже искала тепла, и слушать, слушать, слушать… Но ты встаёшь, простившись с вязкими снами, идёшь на крыльцо и вдыхаешь этот неповторимый запах. Запах дождя, осени и Белоострова. И сразу начинаешь думать о запасах на зиму, о горячем имбирном чае, о тёплом свитере. Так осень входит в душу.

***

А позавчера мы с мамой ехали на электричке сюда, в Белоостров. И какой же быстрой показалась мне эта родная дорога. И кто бы мог встречать наш поезд возле Рвов, стоя на железнодорожных путях? Рыжая лисичка в тонкой летней шубке! Смотрела она, стройнолапая, на мелькающие вагоны, невозмутимо попирая бетонные шпалы. Какая чудесная встреча! Вы же помните, в прошлом году я тоже столкнулась с лисой на берегу реки Сестры. И в этом году такое везение! Итак, это вторая встреченная мною лисица в Белоострове и третья вообще за всю жизнь. Первую лисичку я увидела на трассе близ Приозерска.
Живут ещё у нас лисы, значит! Живут!

@настроение: осенне-умиротворённое, но тоскующее по Страннику

@темы: Белоостров, живность, природа, река Сестра

18:51 

Приключения в Саморядово

Чем выше цель - тем круче паденье
Кажется, что прошла уже почти целая вечность с тех пор как я собрала вещи, сунула под мышку плюшевую хорчиху Фрету и отправилась в места не столь отдалённые, а именно – в Москву, а, уж если быть совсем точной – в Подмосковье, в деревню Саморядово близ Катуара, на утопающую в соснах дачу Странника.
Встреченная утренним столичным солнышком, я просидела на вокзале три часа, ожидая колонка, после чего смекнула, что в тихом дворе мне будет комфортнее, чем в шумных привокзальных окрестностях, и поехала на Тимирязевскую, где ждала ещё часа два. Дело в том, что поезд мой прибыл без малого в пять утра, а Страннику из пригорода добираться долго и нелегко. Вот так и получилось, что первым впечатлением о поездке оказалось глубокое погружение в историю бравых сов с великого Древа Га`Хуула. Ибо именно эту книгу я взяла с собой, предвидя подобные проволочки.
Когда я единым глотком осушила «Осаду», появился Странник, и совсем скоро мы уже стояли у деревянного забора, таящего за собой уютный зелёный участок.
Мне повезло познакомиться почти со всем семейством колонка, и я этим знакомством вполне довольна. Трёхлетний племянник Странника вовлекал меня в свои игры и просил читать вслух «сказки про сову», именуя так «Ночных Стражей». И я читала, хотя детёныш явно ничего не понимал, но всё равно просил ещё.
Через пару дней все разъехались, и мы с колонком остались на даче одни. Надо было ухаживать за попугаем и слепой кошкой, пока их хозяева отдыхают на курорте.
Попугай – корелла с румяными щёчками и задорным хохолком – важно раздувается, подходит к прутьям клетки и кланяется, требуя, чтобы чесали шейку и голову. Тут только бы не зазеваться, а то пройдётся по пальцу своим крючковатым клювом. Зовут этого товарища Кузя, и это, как ни удивительно, самочка. История такова, что продавали попугая как самца, и покупали его как самца, а он возьми да снеси яйцо. Так Кузьма стал Кузёмой.
Кошечку зовут Трикси, и она скоттиш-фолд. Её – несчастную, ослепшую из-за инфекции - подобрали на помойке и отдали в приют, откуда она была взята в семью брата Странника. Она очень болезная зверюшка. Слепая, худая, маленькая, ест только лечебный корм. Внешне похожа на мою Мэгги, только Мэгги толще и темней по окрасу.
Однако при всём при этом Трикси очень ласковая, всё время ждёт поглаживаний и требует лакомств, которые ей давать, увы, запрещено. В общем, компания тут хорошая, душевная.
А теперь об окрестностях.
Хороших водоёмов в округе нет, даже обещанное Фундаментальное Озеро внезапно оказалось грязной зелёной жижей. А Фундаментальное оно потому, что расположено в старом фундаменте, котловане санаторного корпуса, в котором когда-то забили ключи. Но сейчас зрелище весьма удручающее: из мутной цветущей воды торчат бетонные столбики, а вместо спуска – покосившиеся прогнившие мостки. Вот и пришлось в жаркий день нашего приезда уйти с «пляжа» не солоно хлебавши. Но беда невелика, ведь на участке стоит бассейн-лягушатник, в котором можно и охладиться и вдоволь поплячкаться. Воды в нём чуть выше колена, а в диаметре он раза в два длиннее моего тела. И этого пространства достаточно для весёлой возни и водных забав. В общем, бассейн на даче – это потрясно.
Сама деревня мало похожа на Белоостров, да и на деревню вообще. Люди здесь прячут свои богатые цветущие участки за глухими заборами. Заборы эти до конька крыши скрыли бы скромные белоостровские домики, но здешние дома монолитными великанами нависают над улицей, теснятся друг к другу, лукаво подглядывая на участок соседа. Они дачные, но по истине огромные, и встретить маленькую неброскую избёнку здесь – удивительная случайность. Но, тем не менее, посёлок Саморядово по-своему уютен. Приятно мчаться по холмистым дорожкам на велосипеде, интересно разглядывать жилища и сады, конечно, если это позволяет строгий неприступный тын.
Среди свежевыстроенных молодецких домов, раскинувших свои крылья, балконы и ярусы, ещё можно отыскать старинные постройки, чуть покосившиеся, с прекрасными, но кое-где осыпавшимися от времени наличниками. Но будьте уверены: по роскоши эти хоромы превосходят то, что принято считать обычным дачным домиком.
Саморядово с относительно недавних пор разделено на несколько зон, среди которых можно выделить две, имеющие к нам отношение: деревня и садовое товарищество. Второе – закрытая недружелюбная территория, попасть на которую можно сквозь дырку в заборе. А первое – это обычный посёлок, где мы и живём. Есть ещё и третья зона. Но она совсем злая и угрюмая – то заброшенная территория санатория, где обитаемы лишь несколько домов. Вот оттуда гоняют всех чужаков и грозят милицией, хотя это не помешало юрким куньим залезть в один из покинутых корпусов.

Здесь много деревьев и кругом красивый лес, но приемлемых водоёмов, как я писала выше, почти нет. Только в низине речка Саморядовка, по ширине сильно уступающая даже нашему Серебряному ручью, разливается в небольшое озерцо, а потом ещё в одно. Совсем крохотные заводи, но я выкупалась в первом разливе, чтобы «породниться» с этими землями. Это как из братины испить.
Часть леса вырублена, и теперь вдоль его кромки колосится поле диких трав. Стена тёмных вековых елей, рыжевеющих сосен и изящных берёз мрачнеет к вечеру, сгущая тьму, но высвечивая белоснежные, точно молнии в грозовом небе, берёзовые стволы. Залюбуешься. Маковки леса тут видны аж с участка. Вот так я отдыхаю на полянке, а по правую лапу – верхушки таинственных деревьев.

В один из дней мы оседлали железных лошадок и поехали в другой посёлок – садоводство Опёнок. Замечательная тропка, укрытая бетонными плитами, вела то вдоль скрипучего сухого ельника, то мимо душистого бескрайнего луга, пересекала еле живую Саморядовку и позволяла полюбоваться деревней. Точь-в-точь как в песне поётся: «Лесом, полем, улицей, бережком… Наши годы катятся колобком…».
Дул тёплый и ласковый ветер. Насыщаясь ароматом луга, он вплетал нотки аромата полевых гвоздик и ромашек в мою гриву. Случилось ещё вот что.
Среди недружелюбных заборов и тяжёлых ворот, закрытых от всего мира, совершенно внезапно нашёлся островок диковин. Забор, целиком справленный из стеклянных бутылок (их там 4 тысячи!), и суровая охрана – множество пеньков, и на каждом – по три пластмассовых солдатика. С такими дозорными не шути!
Возле забора – царство плюшевых зверей. Их тут очень много! Сильно выцветшая от осадков изящная тигрица стережёт вход. Рядом с ней расселись медвежата с полинявшей шерстью и собачки, грустно смотрящие в землю. Скорее всего, когда-то эти зверушки были яркими и разноцветными, но сейчас и у грозной тигрицы и у славного мишки почти одинаковые грязно-светло-кремово-непонятные шкуры.
Ощущение было, словно мы попали в музей. Вскоре к нам вышел хозяин всей этой роскоши – неказистый мужичок, ничем сам по себе не примечательный. Заметив интерес, он радушно пригласил нас к себе в дом, но на вопросы «Зачем?», и «Откуда?» отвечал очень уклончиво. Так мы и не узнали, что он хотел сказать рассаженными на входе игрушками, зато увидели бильярдный стол и познакомились с ласковой кошечкой по имени Люся. В доме у него тоже есть игрушки, и нескольких пупсов он назвал нам по имени. Жилище внутри оказалось довольно уютным, если закрыть глаза на царящий там холостяцкий бардак.
«Ходите, фотографируйте! Где ещё вы такое увидите?» - то и дело повторял мужичок, покуривая папироску.
«Эту вот кошку-копилку я возле магазина нашёл. Её выкинули, потому что у неё отбито дно» - поведал он, указывая на изысканную чёрную статуэтку.
«А этого мишку в урну кто-то выкинул, а я вытащил его оттуда и забрал себе».
«А угадайте, какую из этих чеканок я сам когда-то сделал?» - мужичок кивнул на стену, где висело пять металлических чеканных картинок. Угадать, увы, не получилось, так что он сам показал нам работу своего авторства. Сказал, что у него раньше было таких множество, но все пришлось выбросить, ибо их испортили насекомые.
А музыкальный центр в это время проигрывал песню «Милая моя, солнышко лесное».
Точно зачарованные ходили мы по этому дому, который ощущался как нечто среднее между музеем и барахолкой. Но на кофе не остались, ведь нам предстоял путь до Опёнка, а мы боялись, как бы не пошёл дождь. Поэтому пришлось распрощаться с дяденькой и его удивительным миром игрушек и диковин.

***
Осень тихо крадётся по следу лета. Ветер постепенно матереет, покрывается густой жёсткой шерстью, но в его движениях пока что ещё чувствуется щенячья неуклюжесть. Солнце, хоть редко, но выглядывает из-за облаков, дожди тоже не бесконечны – станцуют изящный вальс или страстное танго – и уйдут восвояси. Восвояси? Это известно куда. К нам, в Петербург они ушли дотанцовывать своё танго с элементами чечётки. Мама уже на это пожаловалась.
Я чувствую приближение осени. Слышу заунывный перебор клавиш фортепиано и радуюсь. Что ни говори, а осень – настоящая живая осень, не отравленная учёбой – моё любимое время года.
Сочные красные ягоды нанизываются на нитку, чередуясь с пламенно-рыжими – это я делаю рябиновые бусы из двух сортов рябины, чтобы потом надеть украшение на шею любимого Странника, порадовать его и окропить осенью.
Над лесом и деревней разносится сиплое карканье ворона.

***

За несколько дней до моего уезда из Москвы произошло печальное событие. Умер пёс Странника по имени Цыган. Он был старой овчаркой с добрыми глазами, и мне выпало познакомиться с ним за несколько часов до его скоропостижной кончины. Мы приехали в дом Странника, чтобы повидать Цыгана, который сильно заболел. Ветеринар подозревал у него рак лёгких. И действительно: собака сильно исхудала и дыхание её было тяжёлым, вымученным, хриплым. Я не могла поверить, что он умрёт в тот же день. Но вот так свершилось. Очень жалко пса.
И всё же, я рада, что успела с ним познакомиться.

***

Уезжая сегодня из Катуара, мы со Странником нашли на помойке красивую плюшевую полярную сову. Она оооочень крутая! Мягкая, пушистая, с очаровательными серебристыми глазками. Назвала её Сильвой. Будет теперь жить у меня.

@темы: путешествия, природа, приключения, коты, живность, Странник, Подмосковье

23:42 

Сокровище из заброшки и росомашья жизнь

Чем выше цель - тем круче паденье
Пляшет и искрится июль! Сердцевина лета, медоносная ширь разнотравья, бурошкурая река, греющая своё извивающееся тельце на Солнце.
Дождливое выдалось лето. Мало солнечных деньков, всё чаще дождь барабанит по подоконникам и крышам, по набухшим листьям яблони. Давеча даже пришлось мне учуять осень. Это было в тот день, когда мы со Странником снова навещали заброшенный дом под покровом сумерек, укрытые пеленой дождя. Тогда-то и пахнуло свежей и прозрачной осенью. Откуда-то из-за спящих домов и мрачных елей вырвался молодой осенний ветер, серым волком промчался он мимо нас, а затем растаял среди дорожных камней.
Ранней осенью ветер ещё юный - щенок со смешными смятыми ушами. И шёрстка у него мягкая – серо-рыжий пушок с подпалинами. Но чувствуется его норов, его угрюмый и одинокий характер. Пусть сейчас он ласково шепчется с доверчивыми берёзами, пусть обсуждает сплетни и новости с тополями. Знают деревья, знают и звери, что придёт время, и заматеревший ветер-волк с неистовством станет рвать седые усталые кроны. Да, я сказала седые. Но вы же знаете, что деревья седеют в рыжину и красноту, в охристую золотистость.
Мех цвета мокрых скал, клыки – отяжелевший топляк. Глаза будто две ярких ягоды. Суровый и непреклонный осенний ветер. Он помогает деревьям сбросить листву, но делает это грубо, холодно, равнодушно. Он завывает в полях и крадётся по лесным тропам. В него превратится тот тонконогий волчонок, что уже начинает высовывать свой осторожный нос. Не настало ещё его время, и он это знает.

***

Вечер нежно касается еловых верхушек, игриво спускаясь по стволам и обволакивая белоостровскую землю. Странник непрерывно варит кофе в потёртой турке, сдабривает его корицей, да вливает сливки пожирней.

***

Мы только что вернулись с вечерней прогулки вдоль русла Сестры. Широко разлилась река! Утопила прибрежные травы, схоронила мостки и камни на Броде. И бурлит, кипит, несётся! Не хотела я сегодня лезть в воду, да устоять не смогла. Искупалась. Попробовала на своей шкуре грозную стремнину. И напитала мех холодной промозглостью. Даже чай не согрел меня. Вот сижу сейчас, мёрзну, предвкушаю поход на Удельную барахолку. Фела рядом в клубочек свернулась. Спит.

***

В последнее посещение заброшки мне сильно повезло. Мы со Странником нашли фотоальбомы, которые были набиты открытками! И если два альбома хранили в себе открытки с цветами, то третий – сокровище! – таил карточки с животными! В большинстве своём там были изображения милых котят, декоративных рыбок и пород собак, что тоже само по себе очень ценно. Но! Ох, о таком богатстве можно было только мечтать! Совершенно невзначай там, даже не вставленные в крепления, оказались три открытки. И на одной из них был изображён горностай, на второй – куница, а на третьей – харза. Счастью моему не было предела! Моя коллекция пополнилась такими великолепными экземплярами. Потом отсканирую их.
Ещё мне по почте пришло письмо от Вельги. Симпатичный пожелтевший конвертик с нарисованными на нём розовыми цветами. А в конверте была открытка с росомахой и несколько марок, одна из которых тоже с росомахой. Радость-радость! Надо будет придумать способ хранения открыток.
Открытки с животными из заброшки я тоже притащила. Долго их перебирала и очищала от грязи. К сожалению, они сильно отсырели, и многие карточки попали ко мне в ужасающем состоянии, а тряпочка, которой я пыталась оттереть грязь, начисто смывала само изображение. Но к счастью, большинство открыток (с куньими в том числе) сохранилось неплохо, их только высушить надо. Словом, я рада неимоверно!
Мы со Странником сделали большое дело и перерыли все книги. Очень много книг взяли себе. Я взяла книгу о переплётном деле, справочник лекарственных растений, нераскрашенные раскраски с реалистичными птицами, «Историю второй мировой» для папы… Уфф, большим количеством полезной литературы пополнилась моя книжная полка.
А ещё у меня теперь есть тетрис. Он тоже из заброшки. И он работает!

@темы: река Сестра, прогулки, природа, коты, заброшка, живность, Странник, Белоостров

10:29 

Палатка, чай, Пурш

Чем выше цель - тем круче паденье
Палатку, притащенную из заброшки, мы со Странником поставили в саду, чтобы проветрить. Она оказалась совсем новой в том смысле, что все заводские упаковки были на месте и не разорваны. Палатка «Сказка». 25 лет пролежала нетронутой. И теперь настал её черёд принять боевое крещение в грозу Мидсоммера, Литы, Купалы – Солнцестояния, как его ни обзови.
Мы и заночевали в ней. Это был первый раз, когда я ночевала в палатке. Что и говорить, это был первый раз, когда я вообще к ней прикоснулась. Верно говорил Странник: в палатке чудо как уютно. По тенту барабанил дождь, над головой ревел гром, а мы свернулись в клубок среди одеял и подушек и грелись, надёжно спрятанные от непогоды. Я вспоминала и Малютку Волка, который не умел ставить палатки, и они у него всё время падали. Вспомнила и Снусмумрика с его неизменной бродячей палаточной жизнью. Невольно подумала, что на него, Снусмумрика, похож мой Странник.
Да, палатка – это романтика. Гнездо, которое можно унести с собой.

***

Дождь отбивал дробь по листьям яблони, сирени, девичьего винограда, серые клочья волчьего меха застлали небо, и сосны со своими сёстрами-елями молчаливо несли дозор, охраняя покой отяжелевших от влаги домов. Служа фоном вороным кронам, небосвод казался белым, хоть и принадлежал ночи.
Для чая понадобились свежие, напоенные дождём, листья чёрной смородины. Душистые листики мяты тоже пошли в дело. Я бродила по саду, не замечая промозглых капель.
В чайничке, бело-синем, расписанным под корзинку с фруктами, настаивался срединнолетний чай с мятой и листьями смородины. Клубился кальянный яблочный дымок. Вечер был приятным.

***

Пурш, родной брат нашего Тюши, сын скрипучей Мэгги, нынче гостит у нас. Показывает характер – шипит, чуть что не по нём. И с братом у него сложные отношения. Они держат друг друга в поле зрения, ерошат шерсть, шипят и демонстрируют своё превосходство друг другу. Но при этом ходят вместе, и даже вместе совершают набеги на Дыму с Пашей.
Пурш большой, статный, мускулистый, но по объёму он кажется меньше Тюши. По крайней мере, его бока не вываливаются из пальцев, когда берёшь его на ручки. Он несколько темнее брата, и морда у него не такая щекастая. Тем не менее, Странник говорит, что это два абсолютно одинаковых кота. И действительно, когда они стояли друг напротив друга, замерев, было похоже, будто кот просто смотрится в зеркало.

@темы: Белоостров, Странник, дача, живность, заброшка, коты, природа, чай

00:07 

О птицах

Чем выше цель - тем круче паденье
Сад наводнили несчастные слётыши. Сидят на ветках, разевают жёлтые бездонные клювы, требовательно верещат. Родители из перьев вон лезут, чтобы прокормить своих ненаглядных птенчиков, делающих первые взмахи на пути к взрослой и самостоятельной жизни.
Множество опасностей подстерегает крох – тут и зубастые кошки, позабывшие о своих заплывших жиром боках, и безмозглые дети, для которых живой птенец – это бесчувственная игрушка. Но отважная птичья молодёжь не отступает! Они упорно тренируются летать, перепархивают с ветки на ветку, с яблони на черёмуху, с черёмухи на сливу.
Дыма растягивает амёбообразное тело в стремительном прыжке, Паша бестолково подкрадывается, Тюша таится в кустах, Фела презрительно наблюдает издалека, и только старушке Мэгги нет до майской кутерьмы никакого дела.
А птенцы падают на землю, где становятся очень уязвимы. Намедни пришлось отбивать двух малышей у кошек. Я поймала желторотика в сачок и хотела унести с участка, но он вырвался и сам убежал за забор. Как трогательно он раскрывал свой огромный рот и испуганно пищал. Мне стало так грустно.
Росомаха сентиментальна. Наблюдала сегодня, как родители-птицы кормили своего отпрыска на яблоне. Птенчик сидел, ждал, а мама и папа суетились на земле, собирая насекомых. Потом они подлетали и заталкивали добычу в рот своему чаду. Он пищал, стрекотал и просил добавки. И родители снова улетали на охоту. Выглядело это всё очень трогательно. И так жалко стало их – и взрослых, и птенчика. Так коварен мир.
Как они носятся в эти дни! Только и делают, что собирают насекомых для неразумных слётышей, и как волнуются, когда видят, что малышей преследуют кошки. Ох, надеюсь, погибнет как можно меньше птенцов.

***

Вчера ночью получилось поздороваться с рекой Сестрой и смыть с себя суету минувших дней. Вода была холодная, поэтому я просто окунулась, побарахталась и вылезла.
Мы с кузиной бродили по тёмному лесу одной только мне ведомыми тропами и вспоминали названия животных на латыни. Потом пришли домой на чаепитие и посиделки, и я выпила чаю с имбирём, чтобы не заболеть. Хороший выдался вечер.

@темы: семья, река, птицы, прогулки, природа, коты, живность, Белоостров

21:05 

Праздник в саду, эльфы, кот на дереве и сломанный нос

Чем выше цель - тем круче паденье
В деревьях пляшет норд-ост, и листва шепчется с небесами. Вздыхает цветущая слива, ещё не готовая пустить лепестки по ветру. Лазоревый купол неба чист, свеж, и каждая веточка бархатистых сосен чётко вырисовывается на его фоне. Поют птицы. Сочная листва белоствольных старушек, притулившихся у забора, шелестит и мерцает над мирно покачивающимся гамаком. Рыжие, жёлтые и синие полоски, уютный прогиб мягкой ткани – подвесной островок безмятежности в тени убаюкивающих берёз.
Под брезентовым навесом летней беседки расправил деревянные крылья длинный стол. Он приглашает всех обитателей занять свои места. Волшебные яства в глубоких чашах приминают пастельных тонов скатерть: тут и ароматная сухарница, и свежий салат с курицей и огурцами, и алый брусничный морс в прозрачном кувшине, и горячие бутерброды со шпротами и сыром, и, конечно же, венец стола – кефирная курочка на мангале!
За душевной беседой и изысканным обедом прошла основная часть дня. Гости приехали вовремя, и я, как обычно, начала приглядываться, разбирая, на какого зверя похожа эта мамина подруга. И если часто мне приходится прилагать усилия, перебирая в голове разнообразнейших животных и «примеряя» их образы на внешность и повадки человека, то тут я сразу увидела в нашей гостье пиренейскую рысь. Причёска, разрез глаз, черты лица… Ну точно пиренейская рысь.

Случилось мне в этот день отправиться в Правление, в магазин за розжигом, ибо мангал наш стал затухать. Странные метаморфозы в этом году произошли с нашим продавцом. Если годами ранее он был обычным, ничем не выделяющимся продавцом дачного магазинчика, который сухо здоровался, отпуская товар, и так же сухо прощался, то этой весной его будто подменили.

- А вы знаете, что у нас в посёлке живёт эльф? Ко мне приходил его брат. Скоро я тоже буду учить эльфийский язык, - с широкой улыбкой заявил он, когда на майских праздниках мы со Странником пришли к нему за мороженным.

- А я смотрел передачу, где шаманы ментально превращают людей в животных! – поведал он позднее, и мы со Странником загадочно переглянулись.

Сегодня Эрик (так зовут продавца) так же с большим удовольствием рассказывал о девочках, изучающих японский язык, о его друге-шамане Фёдоре, о философии восточных единоборств…
Что и говорить, а в Правление теперь ходить не скучно! Только после продолжительных разговоров выяснилось, что розжига-то у него и нет в наличии.
С эльфами тема отдельная, и я, возможно, расскажу об этом позднее.

Славушку мне не дочинили. Камеру заклеили, а вот обратно колесо не поставили, так что я пока что пешая росомаха. Но в этом тоже есть плюсы. Во-первых, не надо бояться за сохранность велосипеда на прогулках. Во-вторых, я могу нырнуть в любые заросли и перелезть через препятствия, что с железной лошадкой бывает весьма затруднительно.
Но так же мне приходится тратить больше времени и сил на преодоление расстояний.

Гуся загнал на дерево соседского кота. Сидит теперь там рыжий, с лапы на лапу переминается. Бедненький. И слезать не хочет. Или не может. Как его спустить – ума не приложу. Надеюсь, он сам слезет.

Подглядывала я за соседями через щёлку забора. Там они что-то не поделили, и пареньку сломали нос. Лежал такой в луже крови, ругался. Фхх.

Вчера у нас так же было застолье и шашлыки, но мне уже неохота писать об этом, поэтому просто скажу, что день вчерашний был тоже очень хороший.

@настроение: Отличное

@темы: природа, праздники, коты, живность, еда, гости, Белоостров

19:09 

Дни в саду

Чем выше цель - тем круче паденье
Зелёное белеет! Воздушные облака вплелись в хризолитовую вязь, запутались в изумрудных строчках весны. Лёгкий воздух стал тяжелее и слаще, на яблоневых веточках расселись суетливые лазоревки, голубыми макушками своими дразня небеса. Сад благоухает, черёмуха цветёт!
Есть много версий того, отчего же Белоостров так назван. Но мне больше всего люба та, в которой говорится, будто по весне наши леса становятся белыми-белыми от цветения черёмухи, и белизна эта способна соперничать с белизной зимнего снега. И земли наши точно белый островок становятся среди шумящего зелёного моря. Белый Остров. Белоостров. Valkeasaari.
Черёмушка цветущая даже на нашем гербе и флаге красуется.
И вот сейчас она наконец распустила ароматные лепестки. Такая красота!

Я сижу на крыльце, пью чай и слушаю музыку. Пишу Далетравских и хватаю вьющиеся вокруг меня идеи за полупрозрачные хвосты. Покуриваю ягодный кальян, наблюдая за растворяющимся в черёмуховом аромате дымком. Кутаюсь в три свитера, когда становится холодно. Мечтаю о тёплых днях, когда можно будет купаться хоть в ближайшей луже. Думаю о том, что надо активнее отмечать повороты Колеса Года.

А завтра будет торжество по случаю Дня Рождения моей мамы. За широким столом под сенью черёмух и берёз соберутся друзья, на всю округу разнесётся пьянящий аромат курочки, покрывающейся румяной корочкой на костре. Тенистый сад приютит собравшихся и одарит красотой цветения и радостью жизни. Но всё это будет завтра.

@музыка: Мельница

@настроение: ждущее

@темы: сад, природа, праздники, Белоостров

16:28 

Купание и заброшка

Чем выше цель - тем круче паденье
Купальный сезон открыт!
Да-да, вчера я всё же не удержалась и залезла в освежаемые родниками воды Карьера. До чего же приятно рассекать спокойные волны, чувствовать тёплые и холодные течения, отмечать слоистость водяной толщи и стараться не касаться сводящего лапы нижнего слоя. А вокруг раскинулись Сестрорецкие болота. Шипящими брызгами некогда прожглась земля, и потемневшие колыхающиеся зеркала легли на ямы и впадины. Вздыбленные корни сосен и смолистый аромат, робкие чернети скрываются на плавучих островках, а ветер поднимает на воде искрящуюся рябь. Ну как тут не стать частью этого волшебного естества? Я сразу решила, что пришло время очиститься от городской пыли, плотно набившейся в мою шкурку. Только дикая неприрученная вода способна подарить это прекрасное чувство обновления.
Мы с Надей, моей самой старой и самой преданной подругой, пересекли три ручья, чтобы добраться до места, которое я облюбовала для купания уже очень давно. Людей там в этот раз не было, только возле широкой тропы расположилась загорающая парочка. Но мы пошли дальше в глубь, и они нам не помешали.
Я сняла одежду и осталась только в пончо, но, зайдя в воду, я сбросила и его, оставшись, как и подобает нормальной росомахе, нагишом. Только шерсти не хватает.
Забавная штука выходит. В детстве я могла купаться только в одежде, и даже купальники не признавала и не любила. Только футболка и штаны – и никак иначе. А потом ходила полдня мокрая и облезлая. Сейчас же я, наоборот, могу купаться только без одежды, так гораздо приятнее и естественнее. Конечно, если я буду в людном месте, и мне позарез захочется искупнуться, то придётся лезть в воду одетой. Но так, я предпочту тихое уединённое место и полное неглиже.
Я всегда любила плавать. И между ласковым тёплым морем и угрюмой торфяной рекой я выбирала второе. Бороться с течением, либо отдать себя в его распоряжение, проверить себя на смелость, перебравшись через Пороги, или ползать по дну в поисках сокровищ, греться на камнях, или пытаться удержаться в самом стремительном и бурлящем потоке… Лично мне это гораздо интереснее, чем просто валяться на пляже или плячкаться на морском мелководье.
Но Финский Залив я люблю не меньше Карьера или реки Сестры. Он так же многое для меня значит, я люблю приходить к его берегам и рыться в песке, бегать по воде, искать мёртвых тюленей и скакать по камням. Там тоже приятно, и иногда даже бывают большие волны, на которые можно запрыгивать. Вода только грязная.
Но это прекрасное место для вдохновения, да-да! Я позже напишу об этом, когда съезжу. По правде говоря, я наше курортное побережье тоже считаю своей территорией. А поэтому нужно её проверить. Что изменилось, что осталось прежним.

***

А я всё не могу перестать потрошить коробки в любимой заброшке. Много там ещё осталось! Вчера вот добыла ключ от Ростова-на-Дону, какие-то дарственные медали, но не военные, а большие и в коробочках, фарфоровый чайник немецкого сервиза, деревянная сахарница (или солонка?), пяльцы…
О личности людей, которым принадлежали эти вещи, тоже стало кое-что известно. Это были старички – муж и жена, муж 1926 года рождения. Он болел сахарным диабетом, а жена работала продавщицей. Их фамилия – Русаковы. У них были внук и внучка. Пока что это всё.
Не думайте, что росомаха тут какая-то злая воровайка, которая вламывается в чужие дома и «растопчу, всё разбросаю, что не съем – то покусаю, а что с собой не унесу – всё по кочкам разнесу!». Нет. Этот дом, перекошенный и взломанный, стоит в таком состоянии уже много лет, и никто туда не приезжал. Скорее всего, дело закончится тем, что участок продадут, дом снесут, хлам выбросят на помойку. Так не лучше ли дать вещам новую жизнь? Какая разница – лежат ли они, никому не нужные, на помойке или используются в росомашьем доме? Думаю, старички-хозяева этих вещей не обидятся.
Моё предположение таково: возможно, старики умерли, дети (внуки?) продали их квартиру, а весь хлам свезли на дачу и забыли о нём. Потому что тут есть всё – от одежды и книг, до лекарств и документов. И выглядит это всё как склад вещей, а не жилое помещение. Вот так.

@музыка: шелест ветра

@настроение: воодушевлённое

@темы: Белоостров, заброшка, природа, прогулки

15:21 

Весенние денёчки с росомахой

Чем выше цель - тем круче паденье
Солнце ласково гладит мой бок тёплыми лучами. Птицы задыхаются от собственных песен, а яркая зелёная дымка между ветвями с каждым днём становится всё гуще, всё пышней. Лето сменяет весну, и всё вокруг вдруг ожило, пробудилось от вялой дремоты. Даже бабушку обуяла жажда деятельности, и теперь она ходит по саду, сгребает листья, ворошит костёр и постоянно закрывает все двери в доме.
А ведь буквально пару дней назад с ней едва не случилась беда. Прямо на семейном застолье бабушка потеряла сознание, и пришлось вызывать Скорую, но всё обошлось. Уфф, что-то зачастила она вот так нас пугать.


Мы со Странником снова наведались в заброшенный дом, всласть порывшись в старых вещах. Какое наслаждение – потрошить коробки, разгребать забытый хлам в поисках сокровищ! И ведь нашли таки! Странник заграбастал себе какой-то древний магнитофон и брезентовую палатку, а я сцапала деревянный конструктор «Новгород», две расписанные под хохлому ложки (ведь когда-то в глубоком щенячестве меня учили на них играть), велосипедный замок, брошь как из бабушкиного комода, керамический чайник для мамы, фигурку жирафа из кости… Настоящие богатства! Странник себе набрал ещё каких-то радиолюбительских штук, в которых я не разбираюсь.
Но на этом наша кладоискательская деятельность не закончилась. Мы влезли в ещё одну заброшку, на которую я давно точила зуб. Однако она оказалась не такой богатой на приятные штучки как первая. Почти полностью пустой, покинутый домишко угрюмо взирал на мир разбитыми окнами. Внутри я нашла дощечку, на которой детской рукой был выжжен рисунок с поздравлением для бабушки…
Отсюда мы унесли только чугунный горшок – чёрный, закопчённый снаружи и эмалированный изнутри.


По вечерам Странник зажигал масляные фонари и керосиновые лампы, и подползающая ночь проглатывала тёпло-рыжий огонёк, пляшущий на конце фитиля.


Мы плющили монетки у железной дороги. Любимое развлечение детства! Мы не просто так клали рубли и копейки под неумолимые колёса, а с выдумкой: то друг на друга монетки положим, чтобы впечатались, то проволоку поперёк рубля, чтобы осталась бороздка, то медное колечко. Ещё интересно класть монетку на край рельса, чтобы она половинкой своей на весу была. Тогда колесо согнёт её.
Я ещё тогда пошутила, мол, это не бесплатное развлечение, мол, монетки эти – наша цена за аттракцион.


Река, как обычно, разлилась, скрыв в толще воды камни на Порогах. Бурно несётся она, смеётся и скалится, играет, резвится, расплёскивает энергию жизни. И всё вокруг неё тоже живёт и поёт.
Я заметила водяную крысу, бегущую вдоль русла на другом берегу. Я напряглась, наблюдая за грызуном, и заметила, как он шмыгнул под упавшие ветви черёмухи и остался там. Я помчалась через мост к куче веток, под которыми схоронилась крыса, и Странник ринулся за мной следом. Мы шугнули зверька, и погнали его вдоль реки вниз по течению. Крыса то скакала в открытую, то пряталась под корягами, то ныряла в воду, и пару раз мы думали, что потерли её, но мне всё же удавалось её снова и снова отыскать, пока Странник, наконец, не настиг её, прижав ботинком к земле. Ух, как она заверещала! Мы разглядывали её бурый мех, испуганные глазки-бусинки, тонкие зубки. С придавленным хвостом она не могла убежать от нас. Но мы звери благородные и без надобности не убиваем. По крайней мере, я. Поэтому грызуна мы отпустили.


В другой день я отдыхала на дощатом мосточке и вглядывалась в прозрачные воды ручья. Солнце искрилось бликами на его поверхности, звонко щебетали птицы, вторя весёлому журчанию. Покой! Благодать! Красота! Крошки-налимы боролись с течением, но временами позволяли ему относить себя прочь. Я лениво наблюдала за ними, оставив попытки изловить юркую рыбку. Прогретые доски моста, кружевная тень на моей шкурке… Я лежала и сушила замёрзшие в ручье лапы. Майская вода не такая дружелюбная как июльская. Но, боги, как замечательно было чувствовать песок подушечками лап и прохладные потоки между пальцами.


До чего же приятно снова вернуться к чаепитиям на крыльце в окружении цветов и деревьев, наблюдая за синицами, снующими в переплетениях ветвей персидской сирени. Не менее приятным времяпрепровождением является и чтение в саду, на уютной скамейке, притулившейся у яблони белого налива. А читаю я сейчас «Ночных Стражей», которых я так удачно купила на барахолке.


Коты тоже опьянены весной. Ходят-бродят по саду, вынюхивают что-то. И сразу независимые такие, хищные стали. На солнышке греют расплывающиеся бока, а взгляд исполнен суровости. Но вот Фела вчера снова заползла ко мне под одеяло и тарахтела как трактор, устраиваясь спать.


Привольно дышится на даче! Хорошо!
Только вот базилик мой многострадальный, кажется, смёрзся.

@музыка: пение птиц

@настроение: солнечное

@темы: прогулки, природа, коты, заброшка, живность, дача, Странник, Белоостров

16:27 

Мысли о садах и весне

Чем выше цель - тем круче паденье
Мой базилик наконец вспомнил, что должен быть фиолетовым, а не зелёным, и новые выкинутые им листочки уже приобрели лёгкий сиреневый оттенок. Дела идут в гору! Я рассадила свои саженцы по торфяным горшочкам, снабдила их новой землицей. Пусть растут большими и фиолетовыми.
Эх, только сейчас прочитала, что он однолетник. Уууу, а я так хотела посадить его в горшок как комнатное растение и любоваться им весь год. Обидно и досадно. Ну ладно. Обещаю зато сделать зарисовки, когда он вырастет большим и красивым.
Пока что его росточки очень нежные и слабые.
Я поняла, что садоводство - дело весьма и весьма непростое. И многие его грани мне неясны, странны как точная наука, хотя я обожаю весной, летом и ранней осенью на досуге листать журналы про сад, ибо они меня сильно вдохновляют на жизнь.
Копаться в земле, кстати, тоже очень приятно.
Сложно мне понять душу садовых растений. Вот с деревьями, мхами, лесными и полевыми травами - легко и спокойно себя чувствую. А садовые - такие капризули.
Надеюсь, мой базилик приживётся.
Вообще, раз он однолетник, то в итоге попадёт на росомаший стол и будет съеден. Ему только не говорите, а то обидится :)
На будущий год выберу какое-нибудь многолетнее растение для посадки.

***

Как же я уже хочу на дачу! Весенний лихой ветер щекотит мою голову изнутри, заставляя что-то делать, куда-то идти, как-то заявлять этому миру о себе.
Как же я жду, что наконец-то смогу пробежаться по доброй земле, поваляться в сухостое, обойти свои границы и опустить лапы в ручей, возомнивший себя рекой.
Коты тоже ждут отъезда с нетерпением. Тюша сегодня "помогал" мне пересаживать. Нюхал землю, пытался даже лечь в неё, пока его самого не пересадили. На кресло.

@музыка: Йовин

@настроение: Солнечное

@темы: природа, коты, дача, садоводство, растения

20:39 

Прогулки с рысём: ондатра, птицы и росомаший сугроб

Чем выше цель - тем круче паденье
Снег, снег, снег кругом! Мокрый, противный, внезапный и совершенно незваный. Зима, уходи! Мы хотим солнца и света!
Всю неделю небо было чистое и ясное, а погода держалась весенней, почти летней.
- Вот как замечательно! - подумала я. - На днях погулять выйду. А то засиделась.
А тут как раз рысь Фелис предложил мне снюхаться в Юнтоловском заказнике. Я, обрадованная образовавшейся причиной высовывания носа из гнезда, сразу же согласилась.

С самого утра погода выдалась пасмурной: хмурые белёсые облака застлали всё небо, время от времени выплакивая дождь. Тёмный асфальт, пахнущий влагой, пышная земля, и путь наш тянулся размашистыми улицами моего района, зигзагами мимо заборов и бетонных блоков.
И вот мы в Юнтолово. Облака тем временем стали плотнее, дождь сменился едва заметным снегом. Было трудно понять, что впитывает земля - снежинки или капельки воды.
Под сенью деревьев и в объятиях речушек почти не было людей в этот день. Только утки громко ругались на своём утином языке. А состояние природы было совсем ноябрьским.
Но весёлые птахи не унывали, щебетали, сновали туда-сюда вдоль тропки. Зарянки, зяблики, лазоревки... И, клянусь хвостом, я видела длиннохвостую синицу!

А встряхнуться и прогнать сонливость мне помогло выслеживание ондатры в речке Чёрной. Это всё там же, в заказнике.
С нашей тропки я углядела плывущее по течению тельце, и, недолго думая, бросилась к кромке воды, чтобы рассмотреть поближе, кто же там такой плывёт. Шальной мыслью даже подумала, что это была норка.
Но хитрый зверёк нырнул, скрылся в толще воды, не дал на себя полюбоваться.
Однако росомаху обхитрить не так просто! Я заметила, что грызун вынырнул чуть ниже по течению и продолжил своё плаванье. Тогда я бросилась вдоль берега, преодолевая кусты и изогнутые прибрежные стволы. Рысь двинулся следом за мной, так же заинтересовавшись зверьком, и в итоге забежал чуть вперёд, пока я стояла и принюхивалась. И мне удалось увидеть, как грызун вылез на пересёкшую русло ветку, чтобы преодолеть её. Тут сомнений по поводу видовой принадлежности почти не осталось - перед нами была ондатра. Об этом рассказал её длинный хвост. Рысь потрусил дальше, напряжённо всматриваясь в журчащую водяную поверхность, и я поняла его замысел. Мы обгоним ничего не подозревающее существо и встретим его ниже по течению! Там мы и поступили. Заняли позиции у переката, притихли, ждём. И вот ондатра выныривает! Прямо возле Фелиса! Вынырнула и как увидела рысью морду - так сразу - нырк! - и с всплеском обратно.
Довольные и удовлетворённые выслеживанием, мы отправились дальше.

В этот же день нам ещё раз повстречалась ондатра. И белка.

А потом пошёл снег. Основательный такой снег. Он застилал глаза, налипал на пальто, превращая меня в сугроб. Он шёл и шёл, огромные хлопья как торжество спонтанной зимы. Я опечалилась. Хочется тепла.

@музыка: Йовин

@настроение: лапы ломит, но дух бодр

@темы: прогулки, природа, погода, охота, живность, друзья

00:30 

Луга: кладбище, лисья голова и лесные звериные радости

Чем выше цель - тем круче паденье
Луга, Луга – Родина моего отца, его матери и матери её матери. Последнее пристанище моей бабушки и деда моего. Дом моих сестёр, тёть, брата и двоюродной бабушки.
В хорошую добрую традицию превратились наши с папой ежегодные путешествия в Лугу, кажется, будто сам вокзал радостно приветствует нас густыми гудками, металлическим стуком тяжёлых составов, раздражённым криком грачей и галок, запахом пыли и нагретого асфальта. И мы с удовольствием и ностальгией окунулись в наш старый полузабытый мир с нотками прежней жизни.
В первый же день мы отправились на кладбище, навестить родных, а заодно и прогуляться. Я люблю гулять по кладбищам, если честно. Читать надписи на надгробных камнях, размышлять о чужих судьбах, находить интересные эпитафии и завораживающих людей на фотографиях, осознавая, что они больше никогда не будут ходить по этой земле. И при этом снова напитываться меланхолией и тоской.
На следующий день была запланирована большая поездка в Изори, и она таки состоялась, хотя были опасения. Это было потрясающе прекрасно!
Сама деревня, понятное дело, уже не та, что прежде, уже совсем другая, больше похожая на садоводство. Я понимала, что чувствовал папа, глядя на это безобразие. И изо всех сил пыталась представить по рассказам папы, как тут было раньше.
Недолго мы были в самой деревне, только прошлись просёлком, поглядели дома, сфотографировались на фоне той самой старой электростанции, в которой вся деревня жила после того, как их дома сожгли враги.

Ну а потом мы с отцом свернули в лес. И это была самая лучшая часть дня. Росомаха носилась по бору как угорелая, пугала желн, собирала грибы, радостно пофыркивала, валялась во мхах, крушила сухие деревья, а папа ковылял следом, опираясь на фамильную трость. Но когда я с восторженным визгом бросилась к полуразложившейся лисьей голове, одиноко лежащей на тропинке, папа не выдержал и вздохнул:

- Ну ты же не собираешься подбирать её?

- Паааааап… - росомаха состроила грустную мордочку, ковыряя черепушку палкой.

- Да ну брось! Это же падаль! Оно воняет!

- Паааа, ну хоть клыыыкиииии….

В итоге лисья голова осталась в Изорях. Я только спрятала её подальше, чтобы она никому другому не досталась. Такая классная голова! Такие клыки!

Но взамен я нашла хорошее маховое перо ястреба. Очень красивое. И гнездо птичье с яйцами. По всей видимости, тухлыми. Я их не тронула. Но находка интересная.

Долго блуждали мы меж мхов и болот, мимо заросших озёр и свежих ключей, бьющих из-под земли. Я достала папу своими восторгами по поводу удивительных зелёных лягушек, виденных мною в прозрачной озёрной водице.

И вот мы вышли к странному месту. Это был пионерский лагерь. Когда-то. Теперь же это была куча погорелых руин. Растерзанные кирпичи, осыпавшиеся стены, с трудом сохранившиеся рисунки на едва угадывающихся лестничных пролётах. Там было много корпусов. И больша-а-а-а-я помойка вокруг.

Мы, конечно, поспешили убраться оттуда подальше, под сень доброго и родного леса. Но зашли мы на территорию лагеря не зря: я залезла в яму и спасла из неё несчастную жабку да ворох лягух, по неосторожности туда прыгнувших. Этим я осталась довольна.
Вскоре мы ушли из леса и направились к озеру. Посидели там немного, погрызли сушки, да решили возвращаться на остановку. Долго ли коротко ли, но остановки мы достигли таки. До автобуса было ещё далеко, и росомаха решила не отсиживать хвост на твёрдой скамейке, а пойти в поле и улечься на солому. Что, собственно, она и сделала. Долго потом папа ворчал, отряхивая мою накидку от прицепившейся соломы.

На третий день мы просто побродили по городу. Зашли в главный собор, вышли к реке и пошатались по улицам. Вечером заглянули на огонёк к моей тёте, папиной кузине. Нас угостили вкуууууууусными шпикачками на гриле.

Вот уже в который раз я приезжаю к своей Лужской родне, и вроде всё хорошо, все добры и вежливы. Но я не чувствую их душевности, душевного тепла по отношению конкретно ко мне. Конечно, мне это может только казаться. Но ощущение довольно стойкое. Хотя, быть может, это потому, что они меня не так уж и хорошо знают? Или же я просто ошибаюсь… Не знаю даже.

О, кстати, я же сделала себе татуировку. Фрагмент последнего рисунка Соболя, характерно стилизованная кунья мордочка. На лапе сделала.
И ощущения при нанесении тату такие странные. Не больно, просто не очень приятно. Но совсем не больно. Будто ножом режут и всё. Интересно довольно-таки.


Пока что это всё.

@настроение: подавленное

@темы: семья, путешествия, природа, приключения, живность, Соболь, Луга

02:51 

Звёзды и травы.

Чем выше цель - тем круче паденье
Глубокий обсидиановый небосвод, украшенный мелкой россыпью искристых звёзд, словно самоцветы блещут они в сырой тишине. Пахнет травами и цветами, речной свежестью, пропитавшей воздух. И темнота кругом, густая августовская ночь. И как же ярки, как пронзительны милые звёзды в это домашнее чаепительное время. Давно я не выбиралась в лес глухой ночью. И сегодня мне это не удалось, уж слишком был ароматен чай. Наверное, росомаха стареет. Мало во мне осталось былого запала. А сейчас и вовсе тлею выброшенным из камина углём.
Я стояла под небом, ожидая звездопада, запрокинув голову, утопая в необъятном небе. Тюша составил мне компанию, а потом я позвала и маму, хотела, чтобы она тоже увидела, как падают звёзды.
Красиво летели они по ночному небу, разрезая пространство, оставляли за собой огненные следы. Одна была особенно яркой. Она вспыхнула в центре небосвода как спичка, и пролетела, дымясь. Мне даже на секунду почудилось, что я вот-вот должна буду уловить запах гари. Но я ничего не почуяла кроме сладкого разнотравья, смоченного ночью.
Обрадованная зрелищем мама пошла в дом, а я ещё постояла, окружённая тишиной сада. Наш прекрасный ночной благоуханный сад.

Вечером я ходила к старице, чтобы собрать травы для гербария. Мы с мамой прошлись по моему излюбленному кругу, только в обратную сторону: вдоль реки по окопу, далее – по финской тропе через ручей, а оттуда – к старице. Люблю гулять там, там всегда красиво и много интересных мест по пути встречается.
Я вкладывала найденные травы между страничками «Мемуаров Муми-папы», они смотрелись очень трогательно на пожелтевшей бумаге с иллюстрациями несравненной Туве.
Потом сидела долго, перебирала, наклеивала этикетки на стебельки. И вроде бы успокоилась душа на время, улеглась шерсть на загривке.
Но всё так же холодно вечерами. Всё так же пусто в гнезде.

@музыка: Внезапно Пинк Флойд

@настроение: меланхолично-подавленное

@темы: росомаха, прогулки, жизнь, природа, травы

22:40 

Зарисовки с прогулок

Чем выше цель - тем круче паденье
Бесконечное очарование бесконечного леса. Шёлковые тропы, гостеприимные сосны, юркие ручейки, нежно воркующие с прибрежным кустарником. Запахи. Смолы, сосен, неба, воды, почвы, уютного лесного простора и мягкой подстилки из иголок и листьев. Звуки. Неосторожная птица выпорхнула прямо из-под моих лап: пррр-к, пррр-к, пррр-к - и скрылась в кустистых ветвях. Ели роняют свои шишки на лесное покрывало, и они мягко шлёпаются о грунт и иглоки: шсшшсшс-х! Большой чёрный дятел желна методично, неторопливо долбит сосну, ища в её недрах сочных личинок: тк-тк, тк-тк. Но не подпустила редкая птица к себе росомаху слишком близко. Стоило лишь направить свои шаги в сторону занятой им сосны, как дятел, недолго думая, расправил смоляной убор перьев и рассёк воздух вокруг себя - умчался в чащу. А там ищи-свищи! Постояла росомаха в нерешительности, вглядываясь в переплетение крон и ветвей, а потом спрыгнула с поваленного ствола и пошла своей дорогой. Собирала чернику, с благодарностью объедая хиленькие кусты, сплошь усыпанные крупными, налитыми теплом и силой, ягодами. Непременно оставляля неколько черничин на кустарничке, ведь негоже забирать всё себе.
Скромное озерцо блестело и переливалось, утопая в зелени леса. Лесная чаша. В прибрежных тёмных водах вспыхнули белоснежные звёздочки - водяные лилии.
На тропке росомахе повстречался коренастенький чёрный жучок. Поганка, на которой он сидел, была большой, на стройной вытянутой ножке, она чопорно расправила свою шляпку, приглашая насекомых присесть. И этот деловитый жучок забрался на гриб, ухватился своими лапкми за край шляпки и принялся разрезать податливую мякоть. Он уже успел отрезать один сектор, когда росомаха застала эту сцену. Красивый гриб таял на глазах: чёрный труженик кромсал и кромсал несчастную поганочку. Упирался боком в хрупкие пластинки, поднатуживался и - отламывал кусок за куском. "Грибной кромсатель... Кромсатель гриба... Гриборез..." - перебирала у себя в голове росомаха. Она хотела дать жучку имя, но так и не подобрала благозвучное.
Она стояла на середине ручья, наслаждаясь тем, как прозрачная водица омывает утомлённые лапы, уносит с собой грязь и усталость. Прохладная ручейная вода, рассыпчатое песчаное дно, а на берегу - заботливый мох. И грибы! Везде грибы, только не каждый углядит крошечную лисичку среди коробочек кукушкиного льна, робкую сыроежку, притворяющуюся листиком, одинокий моховичок, притаившийся за кочкой. Зато горькие желчные лжеподберёзовики предстают во всей красе! И так извивают свои ножки, и сяк - загляденье просто, да проку в них никакого. Облепили кочку, манят своей подберёзовниковой внешностью, мол, собирай нас, росомаха, смотри, какие мы большие, красивые! А росомаха на них только фыркает. Уж она-то знает, что бывает с теми, кто делает себе жаркое из этих хитрюг.

Был уже вечер. Росомаха стояла на берегу моря. Ветрище здесь был - огого! Волны набегали на камни, шумел прибой, вода взвивалась стеной, сталкиваясь с отшлифованным ею гранитом. Солнце слепило глаза, поигрывая на поверхности моря озорными бликами. Пахло водорослями и тиной, преющими ракушками, мокрым песком, тёплыми камнями.
Росомаха степенно, словно пожилая зверушка, прогуливалась вдоль берега, морщилась от брызг, ставя лапу в набежавшую волну. Видавший виды форт, в прошлом - боевой, знавающий славу и свист снарядов, ставший свидетелем великих побед - теперь был окутан лёгкой дымкой, дымкой вечернего покоя. Росомаха впомнила, как бывала тут ранним утром, и Солнце - могучее всесильное Солнце - золотило старый форт великолепным жизнеутверждающим светом, выдёргивая из темноты все деревья, все стены, все укрепления острова. А всё остальное время дня форт был погружен в лёгкую тень, тень времени, тень прошлого. Он был как спящий старик-вояка, котороый, если его разбудить, тут же примется рассказывать увлекательные истории из своей жизни.
Полувековые дубы шумели над тропами. Причудливые формы их ветвей не оставляли росомаху равнодушной, а мощная шероховатая кора была очень приятна наощупь.
Прогулка выдалась славная. Росомаха принесла новые травы для своего гербария. Природа очищает, успокаивает и убаюкивает, приглашая добрых зверей прилечь на ароматный мох.
Интересно налюдать за жизнью вокруг, если своя не удалась.

@темы: природа, прогулки

12:27 

Зарубка десятая.

Чем выше цель - тем круче паденье
Ух, ну и денёчки! Начну по порядку.

Позавчера, то бишь, 29 апреля, мой день начался с того, что я купила таки себе Деагостинивского папу-росомаху. Он большой и крутой.
А вообще мы с мамой ходила за инструментами для стрижки. Ха-ха, и ничего не купили. Зато съели много всякой вкусной всячины, послушали репетицию Темирканова, заедая её мясом, попали под сильный дождь и грозу, долго шатались по игрушечному магазину, купили мне удобный рюкзачок, в Инженерном Замке поднялись по лестнице, по которой поднимались убийцы Павла, и, напоследок, сходили в гости.

Ах, какое же было восхитительное небо перед грозой! Как пах воздух! Какое освещение было! Это было великолепно и чарующе. Торжествующий весенний гром сотрясал небеса, сверкали шустрые молнии, а вода из водосточных труб текла в три ручья, заливая тротуар, мостовую, стекая под колёса машин и башмаки спешащих прохожих. Это было так удивительно, я не заметила гримас раздражения и ненависти на их лицах, хоть вся их одежда вымокла, они смеялись и улыбались, глядя на плотную стену дождя. До чего же было красиво.

Сейчас мне как-то не очень хорошо, а вчера вечером безумие накрыло меня своей полупрозрачной шалью. Глупая росомаха. Безмозглая.

Ладно, хотела написать больше, но не судьба. Всем всего хорошего.

@музыка: Тэм

@настроение: странное

@темы: семья, природа, приключения, куньи, коллекция

00:32 

Зарубка четвёртая.

Чем выше цель - тем круче паденье
Это было классно!

Денёк выдался - загляденье! Погода стояла на удивление чудесная, ласковое солнышко согревало землю, перрон, и пятерых зверей по нему шагающих.
Честно говоря, с самого начала я переволновалась, поскольку в 9 часов у кассы №1 не было ни единой души, которая была бы хоть отдалённо похожа на Мартина или Кота (их я и рассчитывала выхватить взглядом из толпы, поскольку уже видела их на фото). Не стерпев накала эмоций, бушующих во мне, я с трудом зашла в интернет с телефона и написала то, что я написала на Рэдволл.ру двумя постами выше. И тут - о чудо! - как по волшебству ко мне подскакивают четыре обаятельные морды и начинают активно приветствовать. С этого и началось наше замечательное приключение.
И вот мы уже сели в поезд. Мне очень понравились игры, в которые мы играли, это действительно было весело и увлекательно, и поездка как туда таки обратно прошла совсем незаметно.
Вытряхнув свои пыльные хвосты из вагона на станции Петяярви, группа отважных зверей двинулась в путь, по, казалось бы, уже надёжно проторённой тропе, должной привести к реке Волчьей. Весёлая болтовня, переливы забавных песенок в исполнении неподражаемого Фенвика, хриплое карканье пролетающего ворона - и вот мы уже у развилки, осталось лишь только правильно свернуть.
- Я помню это маленькое деревце! - воскликнул выдра, и вся компания устремилась по выбранной им тропе. Но тут случился неожида-а-аа-нный повороо-о-от (хотя вполне ожиданный, мы же сами этот поворот выбрали) - вместо Волчьей реки перед нами раскинулась зеркальная гладь озера, на котором, по словам Мартина, уже отмечался один из Дней Рождений Аббатства.
Мы немного передохнули и решили пойти по другой, неизвестной тропке. И мы не ошиблись. Дорожка вывела нас на живописную просеку, где в ложбинах всё ещё лежал снег, мы набрели на бобровую хатку и познакомились с шустрым ежом, видимо, только недавно проснувшемся от зимней спячки. Жизнь вокруг кипела и бурлила под заботливыми лучами могучего Солнца. Лепота!
Но, скрывать не стану, мы таки добрались до вожделенной Волчьей реки. Средней ширины русло затейливо извивалось среди берёз и сосен, а мосточки, построенные трудолюбивыми зверятами в прошлом году, были коварно затоплены наполовину. Кто же первый лезет в воду? Кто запомнил место брода? Ну конечно же Мартин, ведь выдры с водой на "ты". И Мартин полез в ледяную реку, чтобы протащить верёвку на другой берег. Кот и Коннор были в сапогах, а нам с Фенвиком пришлось разуваться. И мне понравилось. понравилось это дубильно-ледяное ощущение, когда стоишь в воде на скользких досках, силясь не рухнуть в воду. И как же приятно было потом выйти на прошлогоднюю травку и пройтись по тёплой земле босиком. Переправились мы без потерь (если не считать Фенвика, который на финальном полуметре умудрился соскользнуть в воду одной лапой).
И вот мы на месте. На месте проведения Ролевой Игры - значимого события и лучшего проекта Рэдволл.ру.
Меня впечатлило. Я увидела то, что некогда было колокольней (это ведь была она, да?), на её могучем остове гордо реяло порванное красное знамя и не менее гордо красовалась надпись: "Тут был Пика".
Повсюду вокруг лоси оставили следы своего пребывания.
Пока я и Коннор обследовали колокольню, Мартин, Кот и Фенвик накрывали на стол и сооружали костёр. Ну, пытались.
Потом мы, конечно, к ним присоединились, и дело сразу пошло на лад.
Еды было много и она была бессовестно вкусной, только росомахе стыдно, что она ничего с собой не принесла и нагло объедала несчастных Рэдволльцев.
Мы посидели, поболтали, произнесли тосты в честь 11-летия и вдоволь наигрались в шарады и в бумажки.
А потом и время подошло собираться домой.
Мы попрощались с местом и некоторые из нас содрогнулись при мысли о предстоящей переправе через реку. Тем не менее, реку мы перешли благополучно, лишь неубиваемый башмак Коннора поплавал по свободной воде, но вскоре был выловлен Мартином. Между тем, башмак остался сухим.
Обратная дорога была бешеной, поскольку мы опаздывали на электричку.
Но всё же не опоздали, хотя я думала, что моё сердце сейчас пробьёт глазницы и выскочит наружу.
Подводя итог, хочу сказать, что я осталась крайне довольна. Вот честно. Это был мой первый оффлайн, и лучшего впечатления он оставить не мог.


Но без Соболя мне всё равно очень грустно. Как же я его люблю.

@музыка: пение Фенвика

@настроение: хорошее, но тоскливое

@темы: приключения, река, путешествия, природа

По следам росомахи

главная